По материалам публикаций на сайте газеты «Советская Россия»

То, что Л. Троцкого 20 августа 1940 ледорубом убил испанец Рамон Меркадер, знают многие. Убил врага Советского Союза. Знают и то, что убит был и еще один враг – украинский нацист Степан Бандера*, который за все свои деяния был признан государственным преступником на закрытом заседании Верховного Суда СССР в 1949 г. и приговорен к высшей мере.

Однако как привести в исполнение, да еще в ФРГ, в Мюнхене? Да еще когда он без охраны практически нигде не появляется? Вопрос вопросов. Однако подготовка для исполнения – пусть и не скорого – началась после приговора. Был избран Исполнитель, имя которого в силу сложившихся обстоятельств и стало мало кому известным. Однако знать сегодня его вполне возможно.

Родился он 4 ноября 1931 г. в с. Борщовичи (25 км от Львова), в националистической семье. Имя его Сташинский Богдан Николаевич. Сестры Мария и Ирина были связными отряда УПА*, помогали бандеровцам как во время войны, так и после. Сам Богдан в детстве тоже распространял антисоветские листовки, собирал деньги на бандитские нужды ОУН* и встречался с подпольщиками.

В 1945 г. переехал во Львов, где, окончив школу, поступил в Львовский педагогический институт. Ездивший из Львова в Борщовичи и обратно без билета Богдан однажды (1950 г.) был задержан. Капитан ГБ Ситняковский, опираясь на материалы сотрудничества Сташинских с ОУН, стал склонять Богдана к сотрудничеству и добился успеха. 19-летний Богдан получил псевдоним «Олег». С помощью сестры Марии, которая была невестой Ивана Лабы, командира местного отряда УПА, помогла брату попасть в отряд. По донесениям «Олега», которые он передавал азбукой Морзе куратору Ситняковскому, Лаба и его соратники попали в засаду и были ликвидированы. Кроме того, сообщил, что громкое убийство драматурга и публициста Ярослава Галана совершил студент Михаил Стахур. Стахур в июле 1951 г. был арестован, а 16 октября по приговору состоявшегося в тот же день суда был казнен.

Родственникам Богдана после всего этого стало очевидно, что он сотрудничает с МГБ. Все контакты они с ним оборвали. И он был принят в группу «Тайфун» Львовского управления МГБ. Хорошо характеризовался, выделялся образованием. Летом 1952 г. ему предложили пройти обучение в Киеве – уже для подготовки к агентурной работе за рубежом. Решение обо всем этом он принял сознательно. «Это мое последнее письмо к вам, – писалон родным, – живите себе, как хотите, стройте свою «самостийну» и будьте уверены, что, в конце концов, она приведет вас в тюрьму. Если первый раз я вас от нее выручил, то второй раз, если свяжетесь со своими «славными партизанами», вам я уже не помогу». Письмо датировано июнем 1953 г. (Через несколько лет отношения с семьей он частично наладил, в Борщовичи изредка приезжал, но полностью они не восстановились уже никогда.) В Киеве «Олег» жил по документам на фамилию Мороз, два года ему преподавали разнообразные навыки шпионской деятельности, немецкий и польский языки.

И летом 1954 сотрудник КГБ СССР, но уже под именем Бронислава Качоры, прибыл в Щецин, который расположен на границе Польши и ГДР. 5 месяцев осваивал «легенду»: он-де родившийся от поляка сын немки, которая долго жила в Польше. Во время войны оба родителя погибли, а сын решает вернуться на землю предков. В конце 1954 г. его доставили в штаб советской администрации в Карлсхорсте, где представили куратору. Это был сотрудник 6-го отдела КГБ в ГДР Алексей Деймон (Сташинский знал его как Сергея). Немецкий язык он, работая переводчиком в министерстве внутренней и внешней торговли ГДР, подшлифовал, и в начале 1956 г. Богдан получил задание от Деймона – в Мюнхене (ФРГ) вести скрытую слежку за редактором журнала «Український самостійник» (редакция на Карлсплац), одним из лидеров выделившегося из ОУН (б) движения заграницей ОУН (з) Львом Ребетом.

Под именем Зигфрида Дрэгера Сташинский в 1957 г. несколько раз приезжал в Мюнхен, установил на Оккамштрассе адрес Ребета. И, кроме того, под именем Леманна, познакомился на танцах с жившей в пригороде Далльгов, работавшей в парикмахерской в Западном Берлине, 20-летней немкой Инге Поль.

Они начали встречаться, несмотря на частые отлучки Йозефа (он объяснял это командировками, в которые его направляет министерство). 5 сентября Деймон познакомил его с прибывшим из Москвы представителем КГБ, который продемонстрировал небольшой предмет цилиндрической формы со спусковым крючком. Объяснил, что это пистолет: спусковой крючок приводит в действие механизм, разбивающий ампулу с ядом, пары которого через 2–3 минуты приводят к закупорке артерий и гибели жертвы от остановки сердца. Выстрелить рекомендовалось на высоте груди, чтобы пары, поднимаясь, попали в дыхательную систему, следы яда исчезали до их возможного обнаружения при вскрытии. А самому стреляющему следует перед выстрелом принять расширяющее артерии противоядие – иначе его тоже поразят ядовитые пары. Оружие одноразовое, после выстрела от него надо избавиться.

Сташинский­Дрэгер вылетел в Мюнхен 9 октября 1957, стал искать возможность встретить Ребета у редакции, или у дома. И в субботу, 12 октября, в 10 утра, увидев, как Ребет выходит из трамвая и идет в редакцию, опередил его и зашел туда же, поднялся на второй этаж. Когда входил Ребет, раздавил в марле ампулу с противоядием, пары которого нужно было вдохнуть, встретил жертву на лестнице, направил завернутый в газету пистолет и выстрелил. Не оборачиваясь, дошел до парка Хофгартен, пистолет выбросил в ручей Кёгльмюльбах, и чтобы убедиться в выполнении задания, у подъезда на Карлсплац, увидел полицейских и врачей скорой помощи. Ребет после выстрела смог преодолеть два лестничных пролета… Патологоанатом пришел к выводу, что смерть наступила от естественных причин – остановки сердца.

Операция была признана успешной. Теперь Сташинскому поручили следить за всем, что связано уже с Бандерой, «готовиться» к «встрече» с ним.

25 мая 1958 г. Богдан присутствовал на поминальной встрече украинских националистов на кладбище Кросвейк в Роттердаме, посвященной двадцатилетней годовщине убийства Евгения Коновальца агентом НКВД Судоплатовым, и впервые увидел Степана Бандеру, который произносил речь. В январе 1959 г. Сташинский вылетел в Мюнхен под именем уже Ганса Йоахима Будайта с заданием установить адрес Бандеры – в КГБ знали, что тот живет в Мюнхене под именем Стефана Попеля. В телефонной книге нашел новый адрес Попеля – Крайтмайрштрассе, 7.

В апреле 1959 г. Сташинского вызвали в Москву, где сообщили, что ему поручено привести в исполнение приговор, вынесенный Бандере. Причем тем же способом. Уровень задания был таким, что курировал его лично председатель КГБ Александр Шелепин.

Повидавшись с Инге Поль, сделал ей предложение о браке.

В Берлине его снабдили «пистолетом» – усовершенствованным двуствольным, с помощью которого можно было ликвидировать и телохранителя, с которым Бандера практически не расставался. Для выполнения миссии Сташинский 14 октября вылетел в Мюнхен.

На следующий день, 15 октября, явился на рабочий адрес Бандеры, на Цеппелинштрассе. Примерно в полдень увидел, как Бандера с женщиной из охраны садятся в машину и уезжают, отправился на трамвае к дому Крайттманштрассе, 7, куда около часа дня Бандера приехал уже один – охранницу, видимо, решил отпустить. Сташинский с помощью отмычки зашел в подъезд и поднялся на первую лестничную клетку, а Бандера,¸ открывая дверь, немного замешкался – нес сумку с овощами. Богдан, спускаясь, натолкнулся на одну соседку, изобразил, что завязывает шнурок, чтобы Бандера успел войти внутрь, и двинулся навстречу. Встретившись лицом к лицу, выстрелил из обоих стволов. Бандера закричал… Сташинский, выйдя из подъезда, вдохнул пропитанный противоядием платок. У парка Хофгартена в том же ручье избавился от пистолета. Доехал до вокзала, на скором поезде уехал во Франкфурт. Лежащего на лестнице Бандеру обнаружила та же самая соседка, с которой Богдан столкнулся в подъезде. Примчалась скорая помощь, но по пути в больницу видный украинский националист умер. Врачи при вскрытии обнаружили следы цианистого калия, однако посчитали, что Бандера мог окончить жизнь самоубийством. Украинские националисты, немецкая полиция, контрразведка и ЦРУ отрабатывали версии возможного убийства, рассматривали причастность КГБ.

В начале декабря 1959 г. Сташинского с документами на имя Александра Крылова в московской штаб-квартире приняли председатель КГБ Александр Шелепин и руководитель зарубежной нелегальной разведки Алексей Крохин. По закрытому Указу от 3 ноября 1959 г. за выполнение «нескольких ответственных заданий, связанных с риском для жизни», ему был вручен орден Красного Знамени, А. Деймон получил звание почетного сотрудника госбезопасности и был вне очереди произведен в полковники. У высшего руководства Комитета Сташинский испросил еще разрешения на брак с Инге Поль. В спецслужбе брак даже с благонадежной иностранкой считался крайне нежелательным, согласия ему не дали, но разрешили пригласить девушку в Москву.

При встрече в Берлине Богдан вынужден был признаться Инге, что работает на КГБ под вымышленным именем. Это ее потрясло. Ей пришло в голову, что им лучше бежать на Запад. Богдан не был готов к такому, убедил Инге, что она должна изобразить добропорядочную коммунистку ГДР.

В январе 1960 г. Сташинский и Поль приехали в СССР. Провели под наблюдением два месяца в Москве и Ленинграде. Руководство дало согласие на брак. Брак был заключен в Берлине 23 апреля 1960-го, кроме гражданской регистрации, обвенчались и по лютеранскому обряду. 9 мая вернулись в Москву, где Богдану предложили готовиться к работе в Великобритании или Швейцарии и освоить профессию парикмахера. Супругам выделили квартиру в районе Останкино. Осенью Богдан с Инге провели около месяца в Борщовичах. И тогда же узнали о беременности Инге. В КГБ посчитали рождение ребенка несовместимым с планируемой нелегальной работой. Супруги настояли, что ребенка сохранят. В руководстве Комитета решили Богдана более не использовать как заграничного агента.

13 января 1961 г. Инге вылетела в Берлин, чтобы готовиться к родам – у нее была осложненная беременность. Богдан стал искать возможности присоединиться. Инге через советское посольство в Берлине отправила на имя А. Шелепина письмо с просьбой выпустить к ней Богдана, решение было отрицательным, 31 марта 1961 прежде срока  она родила сына, которому дала имя Петер. Руководство КГБ рекомендовало ей с новорожденным возвращаться в Москву. На август 1961 г. супруги планировали воссоединение в Москве. Но 8 августа Сташинский узнал, что Петер в Берлине умер после скоротечной болезни. В КГБ согласовали посещение им Берлина. Ехал он по паспорту Крылова, но тайком взял еще документы на имя Леманна и подлинные документы на имя Сташинского.

11 августа Богдан посетил больницу, в которой не смогли спасти Петера, и часовню, где лежало его тело. С Инге переночевали в служебной квартире в Карлсхорсте под охраной. Похороны Петера были назначены на 13 августа. Но молодые родители решили бежать, не оставаясь даже на похороны. По совпадению, именно в ночь на 13 августа 1961 г. должно было прекратиться свободное перемещение между ГДР и Западным Берлином – возникла «Берлинская стена».

Бежать удалось. В Западном Берлине добрались до тети Инге, жившей в районе Любарс, а от нее поехали сдаваться в полицейское отделение. 13 августа, в день похорон Петера, Сташинского эвакуировали во Франкфурт, где до конца месяца его допрашивало ЦРУ. Далее, в течение сентября, расследование вело Федеральное ведомство уголовной полиции ФРГ, и, по сути, показания Сташинского были единственным, что могло служить доказательством убийств им Бандеры и Ребета. Так, вызванная в суд соседка Бандеры, с которой Богдан столкнулся в подъезде, не смогла его опознать. Ни один из выброшенных в ручей Кёгльмюльбах пистолетов не нашли. Нашли только в замке подъезда на Крайтмайрштрассе обломок отмычки, оставшийся там при одной из неудачных попыток проникнуть внутрь.

Процесс в Федеральном верховном суде в Карлсруэ открылся 8 октября 1962 г. Сташинский подтвердил, что убийство Бандеры было санкционировано высшим руководством КГБ СССР, заявил, что пережил духовное перерождение и осознал, что должен загладить свою вину в убийствах. В последнем слове просил суд проявить милосердие, и 19 октября 1962 г. суд огласил приговор – 8 лет, тюрьма в г. Ландсберг-ам-Лех (Бавария).

В отношении А. Шелепина в ФРГ выдали ордер на арест, и он на следующие годы стал «невыездным» за пределы соцлагеря.

Лев Ребет был захоронен в Мюнхене, но 30 октября 2010 г. по настоянию нынешних властей прах его был торжественно, в присутствии первых лиц и мэра Львова, перезахоронен во Львове, на Лычаковском кладбище. А прах Бандеры пока покоится на кладбище в Мюнхене. Зная, что это захоронение нациста-убийцы, могила неоднократно осквернялась надписями и разрушениями.

В августе 2014 г., когда нацисты на Украине развязали войну против собственного народа, был даже разбит большой крест с надгробья. На что нацисты из обломков в 2015 г. в родовом гнезде Бандеры сделали «Аналог мюнхенской могилы», но перезахоранивать прах полностью опасаются. На Украине еще достаточно антинацистов, и даже в родном с. Старый Угринов на Ивано-Франковщине памятник «герою» Бандере взрывали дважды.

А судьба Богдана Сташинского в дальнейшем сложилась так: Инге в июне 1964 г. оформила развод, и следы ее потерялись. 31 декабря 1966 г. власти ФРГ передали Сташинского сотрудникам ЦРУ, и, наиболее вероятно, что в 1968-м он прибыл в ЮАР (страна не имела дипломатических отношений с СССР, что сильно осложняло работу советской агентуры). Внешность была пластически изменена. Женился на местной девушке, где и когда скончался – неизвестно. Но Бандеру все-таки он ликвидировал, исполняя приговор Советского Верховного суда.

* – Организации и лица, запрещенные на территории РФ.

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Комментарий редакции: Советские органы государственной безопасности умели бороться с врагами нашего Отечества. В статье приведён пример мужественного противодействия подрывникам единства страны в лице украинских национал-сепаратистов. И исполнение Богданом Сташинским приговора Советского суда, безусловно, доказывает, что в КГБ служили люди, способные в непреодолимых условиях выявлять политических преступников и воздавать им заслуженное за проступки. Сейчас, в условиях реванша бандеровщины на Украине, идёт активное глумление над защитниками СССР. Но сами «евроинтеграторы» (а точнее — идейные наследники нацистов) ничего не могут предложить народу, кроме унижения, эксплуатации и бесправия. Поэтому общество не испытывает к ним доверия.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.