По материалам публикаций на сайте газеты «Правда»

Автор — Жан Тощенко

Член-корреспондент Российской академии наук Жан ТОЩЕНКО в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором КОЖЕМЯКО

Если бы удалось предотвратить или вовремя остановить начавшийся разгром страны, официально поименованный горбачёвской «перестройкой» и ельцинскими «реформами», великий Советский Союз отпраздновал бы в декабре нынешнего года своё 100-летие. Однако замысел врагов социализма в роковом 1991-м был реализован. И колоссальную роль в этом, как народ наш всё более убеждается, сыграло предательство на высших этажах руководящих партийно-государственных органов.

Цель публикаций «Правды» под рубрикой «Личины оборотней» — рассмотреть персонально историческую вину особенно одиозных предателей, не имеющую срока давности. А о сегодняшней беседе можно сказать, что она в определённом смысле продолжает предыдущую («Бездна предательства — Александр Яковлев» в номере «Правды» за 19—22 августа с.г.).

Их антигерои оказались по жизни связаны между собой. Но один возвысился по партийной линии, аж до постов члена Политбюро и секретаря ЦК КПСС, а другой — в системе госбезопасности, став генерал-майором КГБ, высокопоставленным руководителем его подразделений. О нём, Олеге Калугине, и пойдёт наш сегодняшний диалог.

Для врагов Советской страны измена генерала КГБ стала особо востребованной

— Жан Терентьевич, вот мы произнесли сейчас имя и фамилию очередного нашего антигероя. Но как вы думаете: знают ли, помнят ли его большинство нынешних читателей?

— Большинство вряд ли. Это как с Бурбулисом, который был ведь одно время по должности вторым лицом в государстве при Ельцине — следующим после самого ЕБН. А когда мы с вами беседовали об этом господине Бурбулисе, его уже совсем мало кто помнил. И на уход его из жизни несколько позднее, летом 2022-го, страна вовсе не прореагировала. Скажу так: по заслугам и честь.

— А было время, когда генерал Калугин гремел не только на всю нашу страну, но и на весь мир. Не забуду, какой эффект сразу же произвели первые его публичные выступления в конце 1980-х годов. Тогда удивить кого-либо «разоблачениями» советской действительности уже почти невозможно было, «чернуха» переполнила СМИ, однако и на таком фоне новоявленный антисоветчик сумел привлечь к себе огромное внимание. Немедленно ему предоставляют для этого и сверхпопулярный «Взгляд» на телевидении, и здесь же передачу «До и после полуночи», и все другие самые модные общественные трибуны…

— А как же! Он возник в общественном пространстве, можно сказать, на пике развернувшегося наступления против советского строя и СССР, когда для их врагов измена генерала КГБ стала особо востребованной. Его как раз в 1989 году отправили в запас, а вскоре и в отставку, так что он свободнее мог теперь развернуться и на митингах, и в интервью отечественным и зарубежным журналистам.

Официально КГБ квалифицировал его заявления как клеветнические, каковыми они в основном и были. Однако уровень ответственности за клевету и вообще за всяческие лживые выдумки дошёл в стране фактически до нуля, поэтому Калугин не признавал тормозов. А вырастивший его КГБ, как и другие силовые структуры страны, был среди первейших объектов для целенаправленного разрушительного шельмования. В общем, Калугин чувствовал себя на переднем крае антисоветской, антикоммунистической вакханалии, а его предыдущая многолетняя работа в разведке и контрразведке придавала ему особо высокий авторитет в восприятии многих слушателей и зрителей.

— При этом он действовал ведь не как одиночка? Поддержка у него была?

— Разумеется. Он и начал с выступления на конференции «Демократической платформы в КПСС», а затем стал активнейшим деятелем движения «Демократическая Россия».

— Насколько я знаю, всё-таки была тогда же попытка лишить его государственных наград и генеральского звания.

— Была. По представлению Комитета госбезопасности Указом Президента СССР от 29 июня 1990 года Калугин был лишён государственных наград, а Постановлением Совета Министров СССР — звания генерал-майора, персональной пенсии и других льгот. Но послушайте, что произошло дальше! После известных событий, связанных с ГКЧП, Указом того же Президента СССР, то есть Горбачёва, от 31 августа 1991 года всё прежнее было ему восстановлено.

— Как быстро-то! Отсюда явствует, что из столкновения с прежним руководством КГБ он вышел полным победителем.

— Так и есть. «Сверху» перед ним уже прямо-таки заискивают. После августовских событий 1991-го выдвигают советником нового председателя КГБ — Вадима Бакатина, а новый начальник Московского управления КГБ Евгений Савостьянов, создавший при себе общественный совет, включает в него и Калугина.

— Интереснейшая ситуация. Вот вы назвали Бакатина. Что же это значит? Один предатель становится (официально!) советником другого предателя, в данный момент более высокопоставленного и не менее отвратительного. Известно же, что этот Бакатин был первым секретарём двух обкомов КПСС, а в КГБ Горбачёв его назначил по инициативе Ельцина, чтобы он скорее сдал и развалил там всё до крайности. И как он действовал, мы знаем по факту сдачи американцам секретной техники КГБ в их московском посольстве.

— Да, что уж и говорить: КГБ — на службе США, офицеры ЦРУ — в офисах Чубайса и других властных чиновников «новой России»… Такой стала горбачёвско-ельцинская реальность.

— Знаете, в то время довелось мне по делам попасть в знаменитое здание КГБ на Лубянке. Ужасающие картины открылись взору там! Словно в какой-то странный день открытых дверей. Как будто разоружили после погрома ответственных ранее людей и бросили в этом огромном доме на произвол судьбы. И вот они праздно слоняются по этажам, сидят кучками в холлах, покуривают, переговариваются вполголоса… Короче, не знают, что им делать и куда себя девать.

Запомнился разговор с высоким по рангу сотрудником. Достав из стола объёмистую папку, он посетовал: «Вот тут дело на российского министра, который обогатился за счёт советской недвижимости в бывшей ГДР. Следствие должно этим заниматься, а я ничего поделать для этого не могу. Чувствуешь себя как в тёмном дремучем лесу».

— К таким печальным результатам в развале органов власти привели усилия Горбачёва и Ельцина, Яковлева и Собчака, Бакатина и Калугина… Объективно говоря, они служили интересам не родной страны, а совсем другого государства — «града на холме», как именуют себя США.

Туда Калугин после уничтожения СССР и устремил свою жизненную судьбу. Сперва получив вид на жительство, а затем и гражданство. Заслужил! Достаточно вспомнить книги, которые в это время он пишет и выпускает одну за другой. Кроме всего прочего, они выполняют роль клятвы на верность своим заокеанским хозяевам. Названия говорят сами за себя: «Прощай, Лубянка!», «Сжигая мосты», «Первое главное управление. Мои 32 года в разведке и шпионаже против Запада»… А книга о нём названа «Вещий генерал, или Исповедь генерала Калугина».

— В США он с какого года живёт?

— С 1995-го.

— И чем занимается?

— Одно из любимых занятий — водить экскурсии по местам, связанным с работой советских разведчиков в Нью-Йорке, Вашингтоне и других американских городах. Выступает также с лекциями, со статьями в прессе и свидетелем на судебных процессах против выявленных и арестованных сотрудников КГБ и российской Службы внешней разведки. Ряд их он сам и выдал…

Словом, гнусная и жалкая участь подонка. Иногда я думаю, а как ещё можно его назвать. Клятвопреступник? Двурушник? Перерожденец? Перебежчик? По-моему, точнее всего — негодяй.

А когда предательство его началось?

— Мало приятного в том, чтобы постранично восстанавливать для читателей предательский путь негодяя. Однако требуется. Всё имеет не толь-ко свой конец, но и начало. Каким оно было у Олега Калугина?

— Начало его жизненного пути складывалось более чем благополучно. Он даже мог бы стать примером продолжателя семейной династии. Ведь отец Олега Даниловича Калугина с 1930 по 1955 год (четверть века!) проработал в органах НКВД — МГБ Ленинграда, завершил службу в звании капитана. Даже и мать его к этим органам была причастна, поскольку работала официанткой в столовой НКВД.

— Вы считаете, что семейные обстоятельства могли повлиять на его выбор профессии?

— Какое-то влияние, наверное, было. Но скорее всего тут комплекс мотивов. И главный, я думаю, в том ореоле, который разведка и контрразведка имеют для молодых. Это же реально по-особому героическое призвание, а для советской юности тяга к героизму определяла многое. Да и вспомните фильмы, спектакли, книги, на которых воспитывалось поколение ровесников Калугина-младшего (он 1934 года рождения).

Словом, выбор им этой профессии можно считать вполне естественным. Другой вопрос, что человек, выбравший путь, который мог сделать его настоящим героем, становится в итоге диаметрально противоположным — антигероем, предателем. Вот в этом стоит получше разобраться.

— Он окончил среднюю школу в 1952-м, и последующие четыре года — слушатель Института иностранных языков МГБ СССР…

— Да, только с марта 1954 года в названии института был уже КГБ при Совете Министров СССР. А находился этот вуз в Ленинграде, где Калугин родился и до этого учился. В институте изучает английский в качестве основного (первого) иностранного языка и второй — немецкий. Подчеркну следующее. Есть все основания считать, что не только он сам был удовлетворён собственными успехами, но ещё важнее — руководство увидело в нём весьма перспективный для разведки кадр. Ведь после окончания этого института в 1956 году Калугин, кроме диплома с отличием, сразу получает место в другом вузе системы госбезопасности. Это Высшая разведывательная школа КГБ при Совете Министров СССР, куда он зачисляется под псевдонином «Кедров».

— Действительно, явный знак признания и особой оценки сверху для дальнейшего служебного роста.

— В разведшколе Калугин становится членом КПСС (в 23 года!), что было выгодно тогда для карьеры. А станет невыгодно к 1990 году — он и с партией легко распрощается. До чего же в этом отношении все оборотни похожи друг на друга!

— Мы с вами в самом деле не раз говорили о том же по поводу других персонажей наших бесед. И вот опять знакомая проблема перед нами: соотношение способностей человека и его убеждённости, то есть глубины, твёрдости идейных убеждений, верности им. Языковые данные Калугин продемонстрировал незаурядные?

— Безусловно. Скажем, в разведшколе он изучал арабский как основной язык и, представьте себе, за два академических года освоил программу аж шести семестров языкового вуза.

— С этим ясно. А была ли такая же ясность относительно его внутреннего мира, то есть характера, мыслей и чувств, составляющих основу мировоззрения человека?

— Вы правы, этот вопрос напрашивается сам собой. И столь же однозначно, как о языковых способностях Калугина, ответить на него не получается. Серьёзнейшие сомнения возникают уже при воспоминании о стажировке в Колумбийском университете США (Нью-Йорк), где Калугин два года находился в одной группе с пресловутым А.Н. Яковлевым. Напомню читателям, что стажировка эта состоялась в 1958—1959 годах и для обоих упомянутых персонажей, судя по всему, сыграла очень большую, а во многом даже определяющую роль.

— Вопрос, над которым мы размышляли в прошлой беседе, остаётся: о связи Александра Яковлева ещё тогда со спецслужбами США. Она и могла привести ко всем его антисоветским действиям как агента влияния в будущем. Этот вопрос не менее актуален по поводу Олега Калугина. Ядовитые семена антисоветизма и антикоммунизма, которые бурными чертополохами произрастут во время «перестройки», заложены были в того и другого американской стажировкой конца 1950-х. Таков вывод?

— Таков. Слишком многое голосует за это. Более того, есть основания считать, что именно тогда возникла их связь с американскими спецслужбами. И хотя документально не всё пока можно подтвердить, анализ тех обстоятельств, а также последующего поведения Яковлева и Калугина высвечивает подлинную подоплёку их действий.

— Сегодня сосредоточимся на Калугине.

— Конечно. Так вот, скажу о самом первом его достижении как начинающего представителя политической разведки, которое произошло в пору знаменитой стажировки в США. Большим его успехом считалось, что в это время он сумел привлечь к секретному сотрудничеству с КГБ под агентурным псевдонимом «Кук» так называемого инициативника — «раскаявшегося» советского невозвращенца Анатолия Кудашкина. Тот служил в крупной американской химической корпорации «Тиокол», занимавшейся разработкой твёрдого топлива для стратегических ракет, поэтому был расчёт на получение от него ценных засекреченных сведений.

Забегая вперёд, сообщу: никаких особых секретов в конце концов он так и не передал, а вдобавок окажется замешанным в финансовых спекуляциях. Но это проявится позднее, а тогда удачная вербовка «Кука» послужила стартом блестящей и стремительной карьеры Калугина в системе ПГУ — Первого главного управления КГБ. Это внешняя контрразведка, которую со временем он и возглавит.

— Став самым молодым генералом в истории нашей госбезопасности?

— Сам он часто с гордостью об этом заявлял, а началом своей карьеры тоже, конечно, гордился. Однако, как известно, со временем всё тайное становится явным. И наступил срок, когда начало карьеры Калугина было названо началом его предательства.

— Кому персонально принадлежит такое открытие?

— На этом сходится ряд ветеранов-чекистов, а первым весомые аргументы представил бывший резидент советской разведки в Вашингтоне Александр Соколов. Он доказывает, что калугинская вербовка «Кука» была мнимой. На самом же деле состоялась операция по внедрению в КГБ «подставы» ЦРУ — ФБР для обеспечения быстрого служебного роста Калугина, который ранее сам уже американцами был завербован. То есть «Кук», будучи агентом ФБР, специально подставился Калугину, чтобы повысить его деловой авторитет.

Шила в мешке не утаишь

— Разоблачение Калугина как предателя и агента вражеских спецслужб происходило в основном, что называется, уже задним числом, то есть по времени со значительным запозданием?

— К сожалению, да. Хитрость, ловкость, искусство мимикрии были у него незаурядные. В самых щекотливых ситуациях умел выстроить себе алиби, не считаясь с тем, что топил подчас других, ни в чём не повинных людей. Не останавливался даже тогда, когда кого-то жизни надо было лишить ради собственного благополучия.

Вот характерный пример. Калугину в бытность его начальником управления «К» (внешней контрразведки) довелось лично участвовать в проведении очень серьёзной операции. Надо было обманом заманить в СССР перевербованного Вашингтоном Николая Артамонова — агента «Ларка», которого КГБ обоснованно подозревал в двойной игре. И чем же всё обернулось? Его похищение опергруппой в австрийской столице Вене и нелегальный перевоз через границу закончились убийством агента, хотя он нужен был, разумеется, живым.

Калугин представил тогда версию убийства по неосторожности, якобы из-за случайной передозировки анестезирующего средства. Но уже упоминавшийся Александр Соколов позднее доказал, что это было предумышленное убийство, организованное самим Калугиным. Двойной агент мог раскрыть его причастность к секретной работе на спецслужбы США.

— Короче, держался он в ответственном руководящем кресле любой ценой.

— Это кресло давало ему большие возможности. Так, успешный чехословацкий разведчик в США Кёхер пришёл к выводу, что своему аресту ФБР в 1984 году он также обязан именно Калугину, «сдавшему» его американцам.

Но вот по отношению к известному предателю Аркадию Шевченко тот же Калугин повёл себя совсем иначе. Резидент КГБ в Нью-Йорке Юрий Дроздов предупреждал его, что Шевченко, находившийся в ранге заместителя генерального секретаря ООН, готовится стать невозвращенцем. И это действительно произошло вскоре, в 1978 году, поскольку абсолютно никаких контрмер Калугин не принял.

— Из более поздних публикаций мне запомнилось, что многих работавших на советскую разведку иностранцев Калугин расшифровал потом в своих книгах, а в результате эти люди серьёзно пострадали.

— Совершенно верно! Так, после выхода в свет его книги «Прощай, Лубянка!» в мае 1997 года был арестован американцами за шпионаж в пользу СССР Роберт Липка, бывший военнослужащий Агентства национальной безопасности (АНБ). Это сверхсекретное учреждение в Штатах занимается радиоэлектронной разведкой, раскрытием шифров иностранных спецслужб и обеспечением надёжности всех линий связи американских ведомств. Основанием для разработки и привлечения к суду Липки послужили в том числе материалы, взятые непосредственно из калугинской книги. А приговорён был Роберт Липка к длительному сроку заключения!

— Вы ранее упомянули, что и на подобных судах Калугин со своими показаниями выступал?

— Неоднократно. Выделю для примера дело бывшего полковника армии США Джорджа Троффимофа, которое рассматривалось судом штата Флорида в 2001 году. На его заседании Калугин рассказал всё, что знал о работе этого человека в качестве сотрудника советской разведки, а также о своём личном общении с ним. Даже подсказал суду формулировку для приговора: в КГБ Троффимоф считался очень ценным работником.

У Калугина и его подельников много сходства

— За месяцы наших бесед перед нами прошла целая череда оборотней, ставших предателями Советской Родины. Мы уже касались вопроса о том, что общего между ними. Но теперь считаю важным ещё раз поставить этот вопрос.

— Тема весьма обширная, и она у нас будет продолжаться. А пока давайте я попробую выделить наиболее характерное для данных персонажей, на мой взгляд.

Прежде всего подчеркну, что всем им свойственна крайняя моральная, нравственная нечистоплотность или точнее — абсолютная безнравственность. Именно она делает возможным любое вероломство, ломает стабилизирующий стержень в мировоззрении, который скреплял бы стремление следовать высоким гражданским принципам. Понятие долга, верности присяге отсутствует у них изначально или очень легко и быстро сходит на нет.

То же самое с чувством патриотизма, которое большинству этих лиц неведомо. Калугин откровенно заявил: «США — моя вторая родина». Показательно, как при изменившихся обстоятельствах устремились они туда, в Штаты. И нашли там приют, поддержку, были поставлены на довольствие, обеспечены всем необходимым. Это награда за огромный вред, который причинили они родной стране, переметнувшись в стан её врагов.

— Но сами-то они говорят о себе иначе. Дескать, не против страны мы боролись, а против тоталитаризма, коммунизма, советского режима. Правда, Александр Зиновьев ответил на это: «Метили в коммунизм, а попали в Россию».

— В том и суть, что коммунизм и Россия во многом оказались нераздельны. А результатом предательских усилий стали уничтожение великой страны — СССР и разруха на территории, которая осталась от исторической России. Между тем виновники всего этого хотят, чтобы их теперь прославляли за «борьбу», которую они вели…

— Требуют покаяния от других, вместо того чтобы самим покаяться.

— Какое там! Почитайте того же Калугина — у него сплошное оправдание всех своих поступков, ни капли признания, что хоть в чём-то он был не прав.

И в этом опять-таки большинство предателей-подельников схожи. Многие из них после 1991 года начали обращаться к руководству «новой России» за высокой оценкой их заслуг. Даже такой прожжённый изменник Родины, как Гордиевский, захотел, чтобы все обвинения с него были сняты, ибо он «боролся против преступной советской власти».

— Этого же и Калугин добивался?

— Не единожды. Все свои связи задействовал, а они у него среди ведущих «демократов» сложились разветвлённые. Только удивляться можно, как быстро и точно они находили друг друга.

— Известно, рыбак рыбака видит издалека.

— Да-да! Про А.Н. Яковлева вы знаете. А кроме него, в кругу калугинского общения скоро появились и Старовойтова, и Чубайс, и Лев Пономарёв, и Глеб Якунин, и Гавриил Попов…

— Он их удачно находил или они его?

— Взаимно. Тут я должен сказать ещё об одной особенности, свойственной многим вставшим на путь предательства. Это непомерно раздутое самомнение, тщеславие и убеждённость в том, что их не оценили по достоинству. Ветеран внешней разведки А. Соколов, хорошо знавший Калугина, характеризовал его как «маниакально тщеславного, заносчивого и агрессивного в достижении поставленных целей».

То же самое отмечает и другой калугинский сослуживец — генерал-майор в отставке Б. Соломатин: «Раннее назначение на высокую должность и определённые успехи в работе со временем привели Калугина к развитию патологической переоценки себя. Ведь судя по книге («Первое главное управление»), вся разведка вращалась вокруг него, Калугина».

А вот его собственное высказывание: «Меня в Америке считают фигурой известной. Мы работаем на уровне Алиева и Шеварднадзе». Или ещё: «Да, мне горько, что Россия не использует мой колоссальный умственный потенциал. И горько, что я оказался востребованным не Родиной, а иностранным государством».

— Вы верите, будто ему от этого действительно горько?

— Смешно было бы в такое поверить. Он высказывался всегда с учётом того, что сейчас выгодно ему или невыгодно. Крепко держа в голове главный интерес — меркантильный, что присуще всем этим оборотням. Они же фактически продавались, а денежки при этом тщательно подсчитывали.

Исчезают ли тени в нынешний полдень?

— Снова и снова оглядываясь на трагическое время, когда уничтожались Советская власть и Советский Союз, мысленно повторяю: да, это было время массового предательства. Вы согласны, что по масштабу столь гнусного явления вряд ли какой-то ещё период нашей истории может с этим сравниться?

— Безусловно, согласен.

— А что мы можем сказать о последствиях? Мне вспоминается название выдающегося советского телесериала «Тени исчезают в полдень». Исчезают ли тени предательства в нынешний день?

— Непростой вопрос. Конечно, критическая оценка ряду оборотней, в том числе Калугину, дана. Однако остаётся в отношении к тому времени и немало противоречивого. Скажем, Ельцин-центр в Екатеринбурге — почему и зачем? Разве это не прославление одного из главных предателей и разрушителей великой страны?

То есть чёрные тени предательского прошлого витают в сегодняшней реальности, не спешат до конца исчезать. Считаю, что проведение специальной военной операции требует более чёткого и острого подхода к оценке фигур, повинных во всём том, что пережил наш народ за последнее тридцатилетие. Только оценив справедливо поведение губителей Советской державы, мы сможем вернее идти в будущее.

— Калугин с его историей тоже должен стать уроком на этом пути?

— А как же! Он сам хвастливо утверждал, что «сделал для развала КГБ больше, чем другие». Может, сказано чересчур категорично, однако близко к истине. Игнорировать подобный «опыт» никак нельзя.

— Я слышал, что в музее российской Службы внешней разведки Калугин фигурирует на стенде предателей.

— Это правда. Напомню, ещё в 2000 году Владимир Путин публично назвал его предателем, что вызвало ответные попытки оправдываться. Но в марте 2001 года Главная военная прокуратура РФ сообщила: против Калугина может быть возбуждено уголовное дело. А в 2002-м по заочному приговору Московского городского суда он был лишён (повторно!) генеральского воинского звания, всех государственных наград СССР и персональной пенсии. Суд признал его виновным в государственной измене и приговорил к 15 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Комментируя приговор, в Центре общественных связей ФСБ заявили: отказ Калугина от возвращения в Россию для личного участия в судебном процессе лишний раз подтверждает, что он — предатель.

— Но ведь много времени понадобилось, чтобы судом был принят наконец такой приговор.

— Да, много. И это тоже повод для размышлений. Учтём, что в 1980 году, после истории с невозвращенцем Аркадием Шевченко, о которой мы говорили, тогдашний председатель КГБ СССР Юрий Андропов перевёл Калугина из центрального аппарата КГБ в территориальное (областное) управление. Он был назначен первым заместителем начальника УКГБ по Ленинграду и Ленинградской области.

— И как это аналитиками объясняется?

— Утвердившаяся версия такая. Калугин уже подозревался в связи с ЦРУ, но «Андропову не хотелось привлекать внимание к факту предательства в руководстве своего ведомства». В общем, пока с более жёсткими мерами решено было повременить.

Ну а дальше начались другие кардинальные события, на горизонте замаячила «перестройка», и в конце концов грянул роковой 1991-й…

Комментарий редакции: Деятели, подобные Олегу Калугину, по крупному скомпрометировали себя. Помимо предательства они открыто пропагандировали идею развала системы внутренней безопасности. Следует напомнить, как в июле 1992 года упомянутый в статье деятель начал рассуждать, что в условиях «демократии» органы государственной безопасности якобы не нужны (он официально говорил о «министерстве безопасности», но, понятное дело, подразумевал не название спецслужб, а их суть). Получается, что следовало открыть дорогу для шпионов, террористов и расхитителей национального достояния? Разрушители СССР и реставраторы капитализма как раз об этом и мечтали. Одновременно следует иметь в виду, что лица, вроде Калугина, появились не сами по себе. Переродившаяся и настроенная на захват общенародной собственности часть партийно-государственной «элиты» во главе с Михаилом Горбачёвым, Борисом Ельциным и прочими создавала морально-политическую обстановку, благоприятствующую появлению предателей в силовых структурах и в обществе в целом. Те, кто был настроен сдать нашу страну Западу, сознательно вели дело к незавидному исходу. И на каком основании народ должен теперь боготворить разрушителей Отечества? Этому не бывать!

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.