К 100 летию Великого Октября. Часть восьмая.

В.И. Ленин «Пролетариат борется, буржуазия крадётся к власти».

В предыдущей статье мы показали, как самодержавия пришло к своему закономерному концу.  Нерешённость острых социальных проблем, усугубление экономического кризиса с момента вступления России во всемирную бойню, неспособность власти выполнить свои основные функции, дезорганизация системы управления фронтом и тылом – всё это привело к всплеску общественного недовольства, к краху царизма. Про формирование Временного правительства и Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, про их первые действия общеизвестно и нет смысла лишний раз их пересказывать. В данной статье мы обратим внимание на распространённые в последние десятилетия утверждения о «предвзятой» оценке деятельности Временного правительства В.И. Лениным.

Практика показывает, что целый ряд либеральных и ревизионистских научных, политических деятелей, публицистов полагает, будто пришедшее к власти весной 1917 года Временное правительство якобы выдвигало «прогрессивные» идеи, смысл которых заключался в установлении «подлинной демократии» в России и проведение «социально-ориентированных реформ», достижение «общественного согласия». А большевики во главе с В.И. Лениным, по их мнению, дескать, будучи одержимыми идеей «получения власти любой ценой» и реализацией «коммунистической утопией», мол, «настроили народные массы» против новой власти и совершили «переворот». Далее начинаются рассуждения о том, что Владимир Ленин и его соратники якобы «прервали» движение нашей страны по «правильному пути». Дескать, если бы не они, Россия смогла бы стать «процветающей страной».

Однако вышеупомянутые мысли базируются либо на неполном знании событий 1917 года и обстановки, сложившейся в России к тому времени, либо на стремлении ввести общество в заблуждение. Насчёт того, какой «процветающей» была Россия к рассматриваемому нами времени, мы подробно показали в ряде предыдущих статей. Об «успешном развитии экономики» можно говорить, анализируя предвоенную обстановку (причем с натяжкой – особенно если принять во внимание отсталый характер российской экономики, её чрезмерную зависимость от иностранного капитала). Однако после вступления России в Первую мировую войну ситуация в финансово-экономической сфере существенно ухудшилась.

Правда, в ответ на данные аргументы некоторые заявляют, что, дескать, надо было «набраться терпения», дать возможность Временному правительству «свободно» разрешить общественные противоречия и тогда, мол, всё бы «нормализовалось». Тем, кто распространяет соответствующие слухи, нужно задать следующие вопросы: 1) вы имеете какое-либо представление о том, какие действия намеревалось предпринимать Временное правительство? 2) Уверены ли вы в том, что политика Временного правительства принесла бы позитивные результаты?

Оружием ленинизма

Следует подчеркнуть, что утверждения В.И. Ленина о том, что новая власть будет нисколько не лучше царской, имели под собой основания.  В том, что пришедшие к власти «февральские лидеры» не выполнят свои обещания, можно было понять сразу после формирования Временного правительства. По крайней мере, в его известной Декларации от 3 марта 1917 года (равно как и в его составе) был замечен подвох. Данную тему мы затронем ниже.

На наш взгляд, сперва следует обратить внимание на Манифест РСДРП, обнародованный 27 февраля 1917 года. В нём были весьма точно сформулированы задачи, которое должно решить Временное революционное правительство. Речь шла не только о становлении республиканского строя, не только о даровании прав и вольностей народам России, но и о проведении широкой аграрной реформы в интересах крестьянской массы. Поэтому шла речь о целесообразности «конфискации монастырских, помещичьих, кабинетских и удельных земель» и о передаче их народу. Также было упомянуто о необходимости решения рабочего вопроса (об установлении 8-ми часового рабочего дня, о создании государственной системы социального страхования рабочих и т.д.), о «созыве Учредительного собрания на основе всеобщего, без различия пола, национальности и вероисповедания, прямого, равного избирательного права с тайной подачей голосов».

Кроме того, в Манифесте РСДРП справедливо было заявлено о принятии мер, направленных на преодоление продовольственного кризиса, о «немедленном обеспечении продовольствием населения и армии». Принимая во внимание факт регулярного сокрытия продовольственных товаров от продажи, постоянного накапливания их на складах (об этом мы, используя источники, писали в одной из предыдущих статей), то речь должна была идти о принятии жёстких мер по борьбе с саботажем. Поэтом стоял вопрос о конфискации «запасов, заготовленных прежним правительством и городским самоуправлением».

В области внешней политики вопрос был поставлен не о продолжении участия России в мировой войне на стороне Антанты (основные плоды победы которой достались бы не нашей стране, а Великобритании и Франции, но об этом речь пойдёт в следующих статьях – прим.авт.). В рассматриваемом нами манифесте было отмечено, что Временное революционное правительство должно «войти в сношения с пролетариатом воюющих стран для революционной борьбы народов всех стран против своих угнетателей и поработителей… для немедленного прекращения кровавой человеческой бойни, которая навязана порабощенным народам». Словом, речь шла об оказании Россией поддержки немецким, английским, французским, итальянским прогрессивным силам в борьбе против диктата мирового финансового капитала и против его агрессивных действий.

Также обратим внимание на тезисы Манифеста РСДРП о даровании прав и свобод народам России, о созыве Учредительного собрания. Подразумевалось, что всё это должно быть воплощено в жизнь в целом. Однако на начальном этапе речь шла о необходимости защиты новой властью основ нарождающегося республиканского строя и о подавлении сопротивления реакционных сил. Напомним, что ещё в апреле 1905 года III съезд РСДРП в своём постановлении о Временном революционном правительстве подчеркнул о целесообразности его «беспощадной борьбы со всеми контрреволюционными попытками». О том же самом было заявлено в февральском Манифесте РСДРП 1917 года. Подчёркивалось, что в виду того, что «гидра реакции может ещё поднять свою голову», Временное революционное правительство обязано «подавить всякие противонародные контрреволюционные замыслы». Всё это предопределяло необходимость использования на начальном этапе жёстких мер управления страной, решительных действий новой власти.

Т.е, о «широкой демократизации» речь могла идти лишь на более позднем этапе. А в первые постреволюционные месяцы нужно было сфокусировать внимание на решение аграрного, рабочего вопроса, на преодоление продовольственного кризиса, на утверждение основ республиканского строя и, соответственно, на борьбе с сопротивлением реакции. Поэтому в переходный период нужна была «демократическая диктатура», о чём ещё в 1905 году говорил В.И. Ленин.

Но собиралось ли сформированное Временное правительство решать вышеперечисленные задачи? Один только его первоначальный состав позволял в этом усомниться. Включение представителей финансово-промышленной олигархии в состав нового кабинета министров, назначение их  ключевые посты (речь идёт об А.И. Гучкове, М.И. Терещенко, А.И. Коновалове) давало возможность понять, как будет действовать новая власть. Ведь видным руководителям финансово-промышленных империй явно не на руку было и прекращение участия России во всемирной бойне (поскольку буржуазия наживалась на военных поставках), и последовательное проведение социально-ориентированных реформ и т.д.

В свою очередь, Декларация Временного правительства от 3 марта 1917 года фактически не оставила камня на камне от общественных надежд на улучшение ситуации. Сперва процитируем её полностью:

  1. Полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религиозным, в том числе террористическим покушениям, военным восстаниям и аграрным преступлениям и т.д.
    2. Свобода слова, печати, союзов, собраний и стачек с распространением политических свобод на военнослужащих в пределах, допускаемых военно-техническими условиями.
    3. Отмена всех сословных, вероисповедальных и национальных ограничений.
    4. Немедленная подготовка к созыву на началах всеобщего, равного, тайного и прямого голосования Учредительного собрания, которое установит форму правления и конституцию страны.
    5. Замена полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного самоуправления.
    6. Выборы в органы местного самоуправления на основе всеобщего прямого равного и тайного голосования.
    7. Неразоружение и невывод из Петрограда воинских частей, принимавших участие в революционном движении.
    8. При сохранении строгой военной дисциплины в строю и при несении военной службы — устранение для солдат всех ограничений в пользовании общественными правами, предоставленными всем гражданам. Временное правительство считает своим долгом присовокупить, что оно отнюдь не намерено воспользоваться военными обстоятельствами для какого-либо промедления в осуществлении вышеизложенных реформ и мероприятий.

Разве никакого подвоха в процитированном документе не заметно? Сразу возникает вопрос: куда делись лозунги решения аграрного и рабочего вопросов, которые, между прочим, были одним из ключевых требований участников Февральской революции? Однако новые властители решили отложить данные вопросы. Якобы до «созыва Учредительного собрания», которое, дескать, должно рассмотреть данные проблемы. Но, во-первых, на тот момент ещё никто не мог предположить, кто получит решающее большинство в данной государственной структуре. От этого зависело то, какие решения будут приняты Учредительным собранием по поводу способов решения земельного и рабочего вопросов если будут вообще приняты). Затронут ли они широкие массы трудящихся либо распространяться лишь на узкий круг народа?

Во-вторых, до начала работы Учредительного собрания должен был пройти значительный временной промежуток. А измученный и исстрадавшийся в окопах Мировой войны мужик, вернувшись с фронта, не мог терпеть до бесконечности… Равно как и голодающие горожане вместе с работниками стратегически важных предприятий. Всё это тоже следовало принять во внимание.

Словом, вместо проведения социально-ориентированных преобразований, вместо принятия мер, направленных на ликвидацию социального кризиса, Временное правительство фактически предлагало народу «наслаждаться» широкими гражданскими и политическими свободами. Дескать, радуйтесь, граждане России, наконец то, впервые за тысячелетнюю историю вы получили безграничную вольницу. Чего ещё надо?

Обширный круг гражданских и политических свобод народ формально получил. Но это никоим образом не оказывало влияния на улучшение уровня благосостояния честных тружеников, на ликвидацию продовольственных проблем, на создание благоприятных условий для труда и т.д. Какой прок для простого рабочего/крестьянина от появления «широких демократических свобод», когда они продолжали подвергаться обдираловке со стороны эксплуататоров, едва сводили концы с концами?

Фактический отказ от решения рабочего и земельного вопросов, их откладывание до созыва Учредительного собрания являлся опрометчивым шагом. Время шло, но безработица нарастала, инфляция увеличивалась, голод надвигался и т.д. Т.е., Временное правительство фактически само себе копало могилу. Это всё равно, как если бы Ф.Д. Рузвельт, став президентом США в 1933 году, вместо противодействия всевластию олигархии, борьбы с коррупцией и с экономическими преступлениями, усиления государственного регулирования экономики, проведения масштабных социальных преобразований, начал бы призывать американцев, измученных «великой депрессией» к «терпению», дожидаться отдельного созыва Конгресса (либо какой-то другой структуры). И последние, дескать, должны определиться, что следует предпринимать в данной сфере и т.д. А пока, на начальном этапе, дескать, надо сосредоточить усилия на «расширении парламентаризма», на «укреплении» и «усовершенствовании» политических свобод и т.д.

С чем ещё можно сравнить первые шаги Временного правительства, решившего отложить решение аграрного и рабочего вопросов до созыва Учредительного собрания? Это примерно то же самое, как если бы кабинет министров Примакова – Маслюкова в 1998 – 1999 гг. начал бы уделять внимание не проведению промышленной политики, не решению острых социальных проблем, не борьбе с коррупционерами и с экономическими преступниками, а принял бы решение отложить вопрос смены социально-экономического курса до созыва «всероссийской конференции» с участием РСПП, «приближённых» структур вроде ВШЭ, либо очередного «Конституционного собрания».

Конечно, в реальности такого не произошло. Что Ф.Д. Рузвельт в США, что команда Примакова – Маслюкова – Геращенко в России, будучи дальновидными государственными деятелями, отдавали себе отчёт в том, какие приоритеты во внутренней политики должны стать первоочередными. Но о Временном правительстве Львова-Керенского действовало самым наихудшим, самым антинародным, самым хамским способом.

Между прочим, проведение широкой аграрной реформы, принятие государственной системы социального страхования рабочих и создание благоприятных условий труда для них могло бы принести пользу обществу. Тем более, что дальнейший ход мировой истории доказал это. В качестве примера благотворного влияния социальных реформ можно привести действия властей Испании в начале XX столетия, президента США Ф.Д. Рузвельта в 1930-ые годы, руководителей стран Европы в послевоенный период. Всё это привело не только к повышению жизненного уровня населения, но и способствовало расширению внутреннего рынка, устойчивому развитию местных экономик.

То же самое касается и проведения аграрных преобразований в интересах широких крестьянских масс, приведших к качественным изменениям развития производительных сил в деревне, в её перестройке на современной основе, к ликвидации бедственного положения земледельцев. Достаточно вспомнить действия властей Чехословакии конца 1910-х – начала 1920-х гг., руководителей стран Восточной Европы в годы «Народных демократий» в послевоенный период, египетских властей в 1952 году, иранских в 1960-ые годы и т.д.

Правда, в ответ на данный тезис некоторые могут ответить следующее: дескать, отказаться от помещичьего землевладения было «крайне сложно». Мол, Временное правительство, стремясь избежать эскалации «социальных потрясений», не могло пойти на столь «радикальный» шаг. Далее некоторые начинают рассуждать о том, что реализация данной меры, помимо всего прочего, якобы привела бы к росту недовольства со стороны помещиков, вследствие чего они, объединившись с буржуазией, мол, непременно инициировали бы переворот и т.д. На этом основании, ответят представители консервативно-охранительного либо либерального спектра, Временное правительство не могло пойти на открытый конфликт с правящим классом.

 В реальности картина выглядела гораздо сложнее. Сперва отметим, что речь шла отнюдь не о ликвидации частной собственности как таковой, а именно о помещичьем землевладении как отсталой формы, сдерживающей развитие производительных сил в сельском хозяйстве, а также лишающих перспектив основную массу крестьянства. Фактически речь шла именно о борьбе против монополии помещичьего хозяйства. Реализация данной меры, несомненно, смогла бы способствовать упразднению пережитков крепостничества, ликвидации преград для развития капиталистических отношений на селе. Известно, что в т.н. «развитых капиталистических странах» практикуется такая мера как антимонопольная политика. Нередко различные картели/концерны и т.д. раздроблялись на ряд мелких и средних объединений. Практика раздела американской нефтяной компании Standart Oil в 1912 года, американского телефонного «монстра» AT&T является подтверждением данного тезиса. Ровно то же самое относится и к земельному вопросу.

Кроме того, даже часть самих землевладельцев, осознавая, что помещичье землевладение тормозит развитие сельскохозяйственных производительных сил, не решает проблему преодоления отсталости аграрного сектора экономики, признавали необходимость передачи земли крестьянам. В качестве подтверждения данного тезиса следует процитировать выдержку из работы агронома А.Н. Энгельгардта «Письма из деревни» («Письмо 11-ое» от 1881 года):

  «…падают помещичьи хозяйства. С каждым годом всё более и более закрывается хозяйство, скот уничтожается, и земли сдаются в краткосрочную аренду, на выпашку, под посевы льна и хлеба. Пало помещичье хозяйство, не явилось и фермерства, а просто-напросто происходит беспутное расхищение – леса вырубаются, земли выпахиваются, каждый выхватывает, что можно, и бежит. Никакие технические улучшения не могут в настоящее время помочь нашему хозяйству. Заводите какие угодно сельскохозяйственные школы, выписывайте какой угодно иностранный скот, какие угодно машины, ничто не поможет, потому что нет фундамента. По крайней мере, я, как хозяин, не вижу никакой возможности поднять наше хозяйство, пока земли не перейдут в руки земледельцев» (выделено автором – прим.).

А если вы полагаете, что воплощение соответствующих идей в жизнь может привести к «эскалацию смуты», к инспирированию правящим классом переворота, к новым «расколам» во власти, так делайте это всё тонким способом. Достаточно вспомнить, как президент США Ф.Д. Рузвельт, противодействуя финансово-промышленной олигархии, хоть и не начал «красногвардейской атаки на капитал», но всё же поставил под жёсткий государственный контроль банковскую систему, а также добывающие отрасли промышленности, приняв Акт о жёстком государственном регулировании держательских компаний в отраслях общественного пользования. Также он провозгласил необходимость соблюдения законности. И капиталисты, виновные в её нарушении, в различных аферах, понесли ответственность во время антимонополистической кампании, проводившейся главой МВД Гарольдом Икесом в 1937 году.

А действия правительства Евгения Примакова в 1998 – 1999 гг. против олигархии? Осознавая, что он в тот момент не обладал полной властью, что в Кремле, следящим за деятельностью кабинета министров, правила бал ельцинская «семья», он не решился в один миг аннулировать результаты приватизации. Однако он всё же избрал не топорный метод пересмотра её итогов, провозгласив необходимость противодействия коррупции и экономическим преступлениям (этим непосредственно занимался Генеральный прокурор РФ Ю.И. Скуратов). Учитывая, что большая часть олигархии разбогатела за счёт использования махинаций во время приватизации и в налоговой сфере, а также за счёт искусственного банкротства предприятий (о чем в 1996 году хвастался сам Березовский в интервью П.Ю. Хлебникову), то ответственность за содеянное предстояло разделить и им. Данные меры принесли плоды.

Примерно также могло бы действовать и Временное правительство, если оно боялось как огня использования «крайних» мер. Можно было хотя бы прибегнуть к следующей тактике: в целях борьбы с бесхозяйственностью помещиков, с технико-экономической отсталостью аграрного сектора, с бедственным положением крестьянства государство устанавливает контроль над целевым использованием сельскохозяйственных земель. В первую очередь данная мера распространяется на аристократию. Образцовые и передовые хозяйства сохраняются. Но в случае выявления фактов неэффективного использования земельных угодий, отсталого и запущенного состояния имения земля переходит к  крестьянам (а помещиков последней категории было явно большинство – прим.авт.).

Однако у Временного правительства не хватило смелости пойти даже на это. Фактически речь идёт об обмане народа, о невыполнении обещаний, данных ему в феврале 1917 года.

Кроме того, к вопросу о демократии и о «свободах» Временное правительство подошло крайне догматично. Безусловно, их появление было прогрессивным явлением. Но, как мы отмечали выше, не следовало забывать о «переходном периоде». Во время которого нужно было сконцентрировать внимание на укреплении основ нового республиканского строя, на подавлении возможного сопротивления реакционных сил. Поэтому нужна была жесткая власть, но используемая в интересах защиты революционных завоеваний. В противном случае – в условиях сохраняющихся острых проблем в обществе и нарастающем недовольстве, был огромный риск того, что монархические силы воспользуются протестными настроениями масс, со всеми вытекающими последствиями. В таком случае все ворота для реванша контрреволюции были открыты. Это во-первых.

Во-вторых, новые власти слишком своеобразно понимали суть свободы и демократии. Ведь даже наличие широкого круга гражданских и политических свобод не означает отмену элементарного порядка и дисциплины. Однако в вышеупомянутой декларации Временного правительства мы видим фактическое стремление отказаться от них. Одно намерение провести амнистию не только лиц, осуждённых по политическим мотивам, но и обвиняемых в террористических покушениях (!) говорит само за себя. Не говоря уже о сокращении на половину сроков лицам, осуждённым за уголовные преступления (за бандитизм, за кражи, за махинации и т.д.). Т.е., речь шла не об утверждении демократии, а о вседозволенности.

А небезызвестный «Приказ № 1», изданный Петроградским советом и фактически одобренный Временным правительством? Если речь зашла о «необязательных» приказах для военнослужащих и об иных аналогичных «новациях», то это означает развал армии. В данном шаге не было никакого смысла – особенно с точки зрения интересов защиты революционных завоеваний. Армию разрушили, а для того, чтобы создать новую, нужно время. И где гарантия того, что гидра монархической реакции не воспользуется заварухой? А учитывая, что подавляющее большинство командующих фронтами поддержали отречение императора в феврале 1917 года, тем более Временному правительству не было какого-либо смысла крушить Вооружённые силы.

Также надо подчеркнуть, что Временное правительство фактически упразднило систему государственного управления Россией. Это в-третьих. Речь идёт об игнорировании российской специфики. Вполне понятно, что все прогрессивные силы приветствовали ликвидацию монархического строя. Безусловно, утверждение республиканских начал в жизни общества также являлось правильной мерой. Но в то же время вместе с водой выплеснули ребёнка. Не следует забывать, что в такой огромной стране как Россия невозможно обойтись без централизованной системы управления. Допустим, прежних царских губернаторов и прочих назначенцев убрали. Это можно понять, даже одобрить. Вместе с тем, Временное правительство фактически отказалось оказывать влияние на местные власти, от создания новой системы властной вертикали. В этой связи показательна реакция его руководителя князя Г.Е. Львова на просьбы о получении каких-либо инструкций и подробностей со стороны представителей провинциальной администрации, наносивших визит в  Петроград: «Это вопрос старой психологии. Временное правительство сместило старых губернаторов, а назначать никого не будет. В местах выберут. Такие вопросы должны разрешаться не из центра, а самим населением».

Как видим, руководители Временного правительства использовали те же демагогические приёмы, которые с конца XX века используют т.н. «демократы», противопоставляя принципы народовластия, выборности властных структур, с одной стороны, и поддержание элементарной дисциплины, централизованную систему управления Россией, с другой стороны. Фактически речь шла об отказе от использования местных органов исполнительной власти на местах. Данный эксперимент вполне сопоставим с горбачёвской практикой по ломке партийной вертикали, что тоже способствовало дезорганизации системы государственного управления. И в конечном итоге как после февраля 1917 года, так и в годы «перестройки» это всё обернулось усилением хаоса, всплеском сепаратистских тенденций. Но об этом речь пойдёт в следующих статьях.

Данное обстоятельство надо учитывать всем тем, кто и в наши дни продолжает верить прозападной либеральной «оппозиции», будто бы реализация проекта «Перестройка 2», очередная попытка скопировать «демократию по- американски/по-европейски» якобы решит все проблемы нашей страны. Всё с точностью, да наоборот.

Вообще, это понятно всем мало-мальски мыслящим людям, независимо от их политических воззрений. Всё дело в том, что некоторые политические силы целенаправленно действуют в интересах западного капитала, стремящегося любой ценой развалить Россию, заполучить её несметные полезные ископаемые. Именно поэтому западные страны всегда из кожи лезли вон, чтобы осуществить территориальный раздел нашей страны. А добиться этого можно либо путём военной оккупации, либо, как заявил об этом в 1945 году руководитель ЦРУ США А. Даллес, с помощью «своих единомышленников и союзников в самой России». Как? Путём насаждения системы, заведомо неподходящей в условиях нашей огромной страны.

Всё это прямо относится к действиям основной массы царской «элиты» в феврале 1917 года, а также к Временному правительству. Известно, что западные страны (в т.ч. и т.н. «союзники» по Антанте, стремящиеся ослабить Россию как соперника с целью полного присвоения всех военных побед в свою пользу – прим.авт.) открыто солидаризировались с их действиями. Весьма показательным является факт моментального признания странами Запада Временного правительства. Так, 2 марта 1917 года новый министр иностранных дел П.Н. Милюков заявил, что «послы английский, французский и итальянский признали народное правительство, спасшее страну от тяжёлой разрухи и восстановившее веру в боевую способность страны и армии».

Про то, как они якобы «восстановили» боеспособность армии и «вытащили» Россию из состояния экономической разрухи, речь пойдёт в дальнейшем. Здесь отметим, что политика Временного правительства как раз довела нашу страну до окончательного краха.

На наш взгляд, следует также процитировать выдержку из выпуска «Биржевых ведомостей» от 5 марта 1917 года, в котором было отмечено, что «1 марта французский и английский послы официально заявили председателю Государственной думы М.В. Родзянко, что правительства Франции и Англии вступают в деловые сношения с Временным Исполнительным Комитетом Государственной Думы, выразителем истинной воли народа и единственным законным правительством России».

Специалисты подчёркивают, что одномоментное признание в качестве «законного правительства» группировки, захватившей власть противоправным путём, не соответствует принципам международной политики. Однако в данном случае западные страны практически сразу выразили свою поддержку Временному правительству. Вполне понятно, что они не могли не солидаризироваться с проводниками собственных интересов в России. То, что последние таковыми являются, показали не только события 1917 года, но и годы иностранной интервенции и гражданской войны, когда вчерашние «февралисты» (и не только они) соединились с 14 государствами, стремящихся осуществить сепаратный раздел России.

Таким образом, справедливым недовольства народа царским режимом воспользовались политические ставленники западного капитала. Обманув общество, не оправдав надежд трудящихся, они не только пытались законсервировать исчерпавший себя буржуазно-помещичий строй, но и предприняли попытку насаждения западной политической системы, непригодной в российских условиях.

Впрочем, как показали события последующих месяцев, не исключено, что сделано это было сознательно. Есть основания полагать, что хаос был специально усилен Временным правительством с целью подготовки почвы для установления буржуазной диктатуры и окончательного удушения народного сопротивления. Наиболее вероятный сценарий данной операции мог быть следующим: новые власти де-факто аннулируют какую-либо систему управления страной, отказываются от элементарной дисциплины. Всё это влечет за собой взлёт нестабильности, окончательную дезорганизацию системой управления тылом и фронтом, рост организованной преступности, а также стремительное ухудшение жизненных условий основной массы народа России. Данные факторы (вкупе с нерешённостью аграрного и рабочего вопросов) вызывают стремительный рост недовольства, усиление влияния революционных сил. Последние наращивают свой авторитет. И буржуазная власть, наблюдая за этим, а также спекулируя на трудностях, вызванных полной дезорганизацией управленческой системы, устанавливает жёсткую военную диктатуру и подавляет трудовой народ полностью. Собственно говоря, данная попытка была предпринята в августе 1917 года генералом Л.Г. Корниловым (был поддержан и кадетами, и А.Ф. Керенским сперва – прим.авт.).

Словом, уже весной 1917 года все признаки говорили о том, что Временное правительство не принесёт никакого блага обществу, что его деятельность носит антинародный характер. Всё это делало невозможным оказание ему поддержки со стороны прогрессивных сил. Но об этом мы будем подробно писать в дальнейшем.

Михаил Чистый

ПОДЕЛИТЬСЯ: