В предыдущей части статьи мы доказали, что (вопреки утверждениям «яблочников») цементирование информационного пространства (в том числе атака на НТВ) началась в допутинский период. Однако вопрос о телеканале НТВ Владимира Гусинского и Евгения Киселёва представляется, мягко говоря не простым. Так, на слуху утверждения о «высокопрофессиональном» и самостоятельном журналистском коллективе, якобы необоснованно уничтоженным. Вы всерьёз полагаете, что данная группировка не заслуживала абсолютно никаких санкций?

Поливание Отечества грязью – не свобода слова, а вседозволенность

Прежде всего, следует упомянуть о проповедуемой НТВ откровенно антигосударственной позиции. Так, в 2011 году А.Р. Кох в опубликованной им в своём блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы» заметке «Какую «свободу» я задушил» вспоминал, как в середине 1990-х годов журналисты НТВ комментировали «про свободолюбивых и благородных горцев-чеченцев.., сражающихся за свою и нашу свободу против фашистской оккупационной армии грязных москалей…». Ровно это имел в виду  в 1995 году руководитель Службы безопасности президента РФ А.В. Коржаков. В письме на имя главы государства он заявлял о «глумлении над Россией… нашими солдатами» со стороны телеканала. Президентский охранник обратил внимание и на неуместность регулярных репортажей о казнокрадстве в пророссийски настроенном правительстве Завгаева в Грозном. Действительно в момент борьбы за единство страны требуется единство всех её сторонников, поддержка наших союзников – а все разногласия должны быть отложены до лучших времён. Не говоря уже о том, что клан Дудаева погряз в аферах и в махинациях не в меньшей степени. Но про него отставные НТВшники как то не отзывались критически. Разумеется, подобную антироссийскую позицию они проповедовали во время проведения контртеррористической операции в Чечне в 1999 – 2000 гг.. В период террористической интервенции против России они по сути призывали к сговору с теми, кто уничтожал мирных жителей нашей страны, устраивал теракты, действовал рука об руку с зарубежными экстремистскими силами, стремящихся расчленить нашу страну.

Разумеется, когда стоял на повестке дня вопрос о создании и укреплении Союза России и Белоруссии, НТВ (как указано в вышеупомянутом письме А.В. Коржакова) вёл интенсивный информационный обстрел А.Г. Лукашенко, де-факто работая против воссоединения насильственно расчленённого Отечества.

Вполне понятно, что это не имеет ни малейшего отношения к свободе слова. Можно и должно обсуждать способы решения социально-экономических проблем страны, приоритеты внешней политики, оптимальный вариант государственного устройства. Однако поливать грязью Родину, прямо выступать против защиты национально-государственных интересов недопустимо. Это стопроцентная вседозволенность. Если поощрять соответствующие тенденции, то в перспективе возрастание космополитических и пораженческих настроений может стать реальностью. Мы отчётливо знаем, чем подобная вседозволенность обернулась для Византийской империи, чем обернулась промывка мозгов в соответствующем направлении для СССР в годы «перестройки», чем обернулись подобные процессы для Украины в 2014 году.

Неспроста в ведущих мировых державах ставят заслон распространению подобных тенденций. Речь идёт не только о Китайской народной республике, но и о США. Так, в «цитадели демократии» предусмотрена жёсткая ответственность за пропаганду территориальных уступок. Там же применяют санкции против тех, кто открыто выступает против своей страны. Достаточно вспомнить, как подвергали цензуре творчество группы Rage Against the Machine, сжигавшей во время своих выступлений американский флаг. По аналогичным же соображениям в 2016 году в США приняли закон о борьбе с иностранной пропагандой и дезинформацией. Получается, что американское государство может цензурировать всё, что направлено на разрушение страны, а Россия – нет? Весьма странновато.

Своё «рыльце в пушку»

Одновременно заметим, что у руководства НТВ (и «Медиа моста» в целом) было отнюдь не всё гладко с финансовой стороной дела. Так, Б.Н. Ельцин в своих мемуарах под названием «Президентский марафон», затрагивая тему разгоревшегося в 1999 году конфликта между В.А. Гусинским и руководителем администрации президента А.С. Волошиным пишет, что дело было обусловлено стремлением последнего «поставить заслон системе, при которой холдинг… Гусинского брал у государства кредиты, но не возвращал их, продлевая год за годом». Следовательно, руководитель президентской администрации требовал, чтобы «кредит, полученный у Внешэкономбанка, был наконец… возвращён».

Правда, на слуху утверждения, будто непростое кредитное положения «Медиа моста» было обусловлено катастрофическими последствиями августовского финансового кризиса 1998 года и принятыми правительством С.В. Кириенко – Б.Е. Немцова решениями об отказе от погашения государственных долгов перед хозяйствующими субъектами при одновременном требовании от последних своевременного выполнения своих обязательств. И поэтому, оказывается, дело обернулось известным исходом. Безусловно, данное обстоятельство имело место. Однако это касалось, в основном, экономических игроков, не входящих в число приближённых к «семейной» группировке капиталистов. Последние, в отличие от остальных, продолжали паразитировать на получении от государства преференций. Так, в 2011 году бывший высокопоставленный чиновник Госкомимущества России, бывший вице-премьер и бывший генеральный директор холдинга «Газпром – Медиа» А.Р. Кох в своём блоге на сайте радиостанции «Эхо – Москвы» писал о нецелевом использовании руководством «Медиа-Моста» получаемых кредитов. Компания оказалась на грани банкротства, в то время как её верхушка фактически продолжала жить в своё удовольствие, получая от государства кредиты: «тщательная ревизия показала: добрая половина этих денег пошла на яхты, самолёты, виллы и астрономические зарплаты для Гусинского и прикормленных им журналистов». Равно как и на «покупку американского спутника, который оказался не нужен». Между прочим, на «выплаты лоббистам в конгрессе США». Альфред Кох добавил, что «Гусинский не возвращал долги и находился в дефолте, уводил собственность на офшоры и лоббировал в Конгрессе США резолюцию об исключении России из G8». Он справедливо обратил внимание на двойственность позиции бывших представителей журналисткой команды Евгения Киселёва: «… то, что нынешний менеджмент Газпрома неидеален, это что, оправдание для Гусинского и Ко?».

Примечательно, что об этом Альфред Кох писал тогда, когда к Владимиру Путину он уже критично относился. Следовательно, в упомянутое время его невозможно заподозрить в намерении принять участие в «прокремлёвской пропаганде». При нашей общей отрицательной оценке действий Альфреда Коха в 1990-ые годы, равно как его политических воззрений, всё же нельзя не признать правоту его аргумента по рассматриваемому нами вопросу. Разве можно расценивать в качестве нормального явления ситуацию, при которой можно до скончания века брать у государственных структур кредиты, не просто не возвращая их в дальнейшем под предлогом тяжелого финансового положения, но и растрачивая их налево-направо на фоне заявлений о неспособности выполнения денежных обязательств?

Одновременно не будем упускать из вида факт тесного сотрудничества В.А. Гусинского с мэром Москвы в 1990-ые годы. По словам Павла Хлебникова, «поддержка Лужкова позволила Гусинскому превратить группу «Мост» в одну из крупнейших корпораций в стране». А ключом к успеху «Мост-банка» был «доступ к деньгам Московского правительства». Вполне понятно, что наличие тесных связей с высокопоставленными государственными деятелями предоставляет коммерсантам колоссальные возможности. Они, получая от государства преференции и, будучи «приближёнными» к представителям власти, практически не знают такие понятия как «ответственность», «добросовестное выполнение обязательства» и т.д. Недаром основная масса коррупции и финансовых нарушений проявляется со стороны именно олигархического бизнеса либо высшего чиновничества (особенно лояльного режиму). В любом случае сращивание власти и бизнеса в данном случае открыто проглядывается.

Таким образом, в глобальном смысле прежнее НТВ действительно заслуживало применения санкций – за сомнительные действия менеджмента, выражавшиеся в произвольном использовании государственных средств, за пропаганду антироссийских идей. В любом нормальном государстве это произошло бы. Однако в условиях конкретной обстановки 1999 – 2001 гг.. не было оснований позитивно воспринимать происходящее. Что ельцинская «семья» во главе с Борисом Березовским и Александром Волошиным, что Владимир Путин, что «реформаторы» из Союза правых сил, трубившие в 2001 году о необходимости погашения долгов по кредитам, о утверждения «священности и неприкосновенности собственности» посредством борьбы за возврат кредитов либо выданного под залог имущества (они рассматривали это в качестве «необходимых атрибутов рыночной экономики»), были озабочены совершенно другими соображениями. В реальности их всех интересовала не позиция НТВ по Чечне, и не его кредитные дела. 

В чужом глазу соринку видят, в своём – бревна не замечают

Прежде всего, не следует полагать, будто ельцинским кланом двигало желание восстановить всевластие закона, положить конец разбазариванию государственных финансовых ресурсов. К рассматриваемому нами периоду скандалов по части вовлеченности крупных олигархических компаний и квазигосударственных монополий к совершению сомнительных финансовых операций было множество. Однако никаких претензий структурам, подобным РАО ЕЭС, «Газпрому», «Сибнефти»,  ЮКОСу, телеканалу ОРТ, не было предъявлено со стороны «семьи». И это при том, что в течение первой половины 1999 года во время проведённых генеральным прокурором Ю.И Скуратовым расследований ряда представителей власти и капитала было вскрыто множество фактов, доказывающих их причастность к махинациям. Немало интересных сведений стало достоянием гласности и во время дела Bank of New York, расследованием которого занимались власти США. Конечно же, не тем, кто покрывал действия правительственных чиновников, злоупотреблявших служебным положением при игре на рынке ГКО, равно как и замял, мягко говоря, непонятную и загадочную историю «пропажи» предоставленного России Международным валютным фондом стабилизационного кредита в преддверии дефолта 1998 года, было учить других правильно распоряжаться финансовыми средствами. Но ельцинские «демократы» были готовы лезть на стену в защите основных «чемпионов» приватизации и покровительствовавших им «реформаторам». Однако к «Медиа-Мосту» они применили противоположный подход. Соответственно, подлинные мотивы атаки на НТВ были в другом.

Обвиняли оппонентов в «непатриотизме». А сами разве лучше?

Разумеется, дело также было отнюдь не открытым фактическим сочувствием представителей команды Владимира Гусинского и Евгения Киселёва чеченским сепаратистам и не выступлением их против контртеррористической операции в Чечне. Назначение на руководящие должности в НТВ в 2001 году лиц, подобных Борису Йордану и Альфреду Коху, полностью свидетельствовало о двойственности позиции властей. Речь шла о лицах, открыто демонстрировавших свои антироссийские воззрения – и на словах, и на деле. Так, А.Р. Кох, будучи руководителем Госкомимущества, ориентируясь на рекомендации консультантов МВФ, Всемирного банка и Гарвардского университета (многие из них оказались сотрудниками ЦРУ) допустил продажу предприятий ВПК (в том числе производящих секретную продукцию) иностранному капиталу. Чем не нанесение урона национальной безопасности, содействие утечки стратегически важной информации зарубежным странам? Между прочим, последнее стало реальностью (см. материалы докладов Службы внешней разведки РФ и Счётной палаты РФ об итогах приватизации).

Кроме того, достаточно прочитать полный текст интервью Альфреда Коха американской радиостанции WMNB, опубликованный в выпуске «Новой газеты» от 3 ноября 1998 года, чтобы понять откровенно русофобский настрой соответствующего деятеля. Вы обратите внимание на следующие его фразы: «Если только Россия откажется от бесконечных разговоров об особой духовности русского народа и особой роли его, то тогда реформы могут появиться. Если же они будут замыкаться на национальном самолюбовании, и искать какого-то особого подхода к себе, и думать, что булки растут на деревьях. Они так собой любуются, они до сих пор восхищаются своим балетом и своей классической литературой XIX века, что они уже не в состоянии ничего нового сделать»; «Многострадальный народ страдает по собственной вине. Их никто не оккупировал, их никто не покорял, их никто не загонял в тюрьмы. Они сами на себя стучали, сами сажали в тюрьму и сами себя расстреливали. Поэтому этот народ по заслугам пожинает то, что он плодил». Одновременно А.Р. Кох не постеснялся оскорбительно выразиться о народе России, обозвав его «homo soveticiusом, который работать не хочет, но при этом всё время рот у него раскрывается, хлеба и зрелищ хочет». Разумеется, из его уст прозвучал призыв к ядерному разоружению нашей страны: «Я думаю, для того чтобы отобрать у нас атомное оружие, достаточно парашютно-десантной дивизии. Однажды высадить и забрать все эти ракеты к чертовой матери. Наша армия не в состоянии оказать никакого сопротивления. Чеченская война это показала блестящим образом».

И вот таким людям доверяли управлять крупнейшим телеканалом в России! Ещё можно вспомнить об откровенно прозападных настроениях Кремля начала 2000-х годов, когда были закрыты российские военные базы на Кубе и во Вьетнаме, когда руководство России фактически выразило солидарность с действиями стран Средней Азии, давших согласие на размещение на своей территории баз НАТО.

В то же время (в 2002 году) можно было встретить статью «О некоторых социально-политических последствиях становления сетевой структуры общества», содержащую такие соображения: «Государство будет неудержимо становиться всё более интернациональным и по преимуществу судебной структурой, занимающейся только защитой прав человека». То есть, не государство, а правозащитная организация!  Далее можно встретить не менее интересные суждения: «По мере воплощения данной тенденции понятие «государственный суверенитет» потеряет прикладной смысл, потому что государство не будет обладать атрибутами…». О каких конкретно атрибутах идёт речь? «Такие, например, как территория и внутренние дела, которые в настоящее время позволяют применять к нему (государству) термин «суверенитет»». Развивая соответствующую мысль, авторы публикации поясняют, что «государство, как структура, будет утрачивать связь с какой-либо конкретной территорией, приобретая все более международный характер».

Что же получается? С независимостью страны, за которую сражались наши предки, по мнению либералов, следовало отказываться. Ведь в современных условиях это якобы списывается в архив истории. Соответственно, нет смысла выступать против территориальных уступок иностранным государствам, против сдачи позиции России на международной арене и т.д. Зачем, с точки зрения либералов, поддерживать обороноспособность и укреплять армию, когда у нашей страны внешних врагов якобы нет и защита суверенитета более не нужна? Поскольку государство становится «интернациональным», то возмущаться предоставлением права иностранному капиталу скупать российские земли, природные богатства, стратегически важные предприятия и подчинением России диктату МВФ и ВТО якобы лишено смысла. Разумеется, поскольку новые условия якобы требуют кардинального снижения функций государства, то единственно возможной экономической политикой остаётся массовая приватизация и либерализация. Государственное регулирование экономики, государственная собственность, дескать, являются «вчерашним днём».

Словом, во имя закрепления внешнего управления Россией либералы пропагандировали откровенно смердяковские идеи.

В 2002 году подобные рассуждения звучали из уст ряда правительственных деятелей. Так, министр экономического развития и торговли России Г.О. Греф, выступая в пресс-клубе «Росбалта», заявил, что «…процесс глобализации неизбежен и практически не зависит от нашей воли и желания». Выходит, что альтернативы вступлению России в ВТО нет? Дилемма якобы жёсткая: либо окончательно отдать национальную экономику под контроль зарубежных транснациональных корпораций либо перейти к «закрытой» и «автаркической» модели, аналогичной северокорейской.

Всё это несло нашей стране целый ряд новых неприятных «сюрпризов». Во-первых, в условиях развала отечественной экономики, масштабной деиндустриализации, огромной степени импортозависимости присоединение к Всемирной торговой организации было равносильно самоубийству. И представители научных кругов, и российские предприниматели, и представители общественных организаций, и политические партии предупреждали, что следствием данного шага будет окончательное свёртывание остатков российской промышленной и сельскохозяйственной производственной базы, со всеми вытекающими последствиями.

Во-вторых, нашей стране выдвигали откровенно кабальные условия присоединения к ВТО. По сути речь шла о свёртывании поддержки государством реального сектора экономики, об отказе от протекционизма, от валютного контроля,  о фактическом доведении цен на энергоносители до уровня мировых, о коммерциализации социальной сферы, ну и о продолжении приватизации государственной собственности. Россия в 1990-ые годы прошла по данной стезе. Результаты данного эксперимента оказались катастрофическими. Однако, несмотря на это, нашу страну в очередной раз направляли на ту же дорогу, ведущую в пропасть.

В целом, следует раз и навсегда понять, что т.н. «глобализация» не имеет ничего общего с подлинной интеграцией и взаимопереплетением экономик и культур разных стран. Фактически речь идёт о ползучем поглощении  народов земного шара мировыми империалистическими державами. Под демагогические разговоры об «отказе от суверенитета», об «открытости экономики» страны целых регионов планеты оказываются в подчинении у «развитых государств». А последние далеко не всегда следуют догмам, которые они насаждают Земному шару.  Далеко за примерами ходить не надо. Так, бывший глава Всемирного банка Джозеф Стиглиц это признал в своей книге «Глобализация. Тревожные тенденции». Он отметил следующее: «Критики глобализации обвиняют страны Запада в лицемерии, и они в этом правы. Западные страны подтолкнули бедные страны к ликвидации торговых барьеров, сохранив при этом собственные…». Соответственно, тот, кто следует установкам международных финансовых кругов, изначально обрекает себя на незавидную участь.

 Впрочем, самое интересное то, что проект фактического упразднения Российской Федерации в 2002 году был напечатан не в каком-нибудь либеральном журнальчике, а в одном из выпусков «Аналитического Вестника» Совета федерации в 2002 году. Вот такие умонастроения владели в то время сохранявшей контроль за управленческими рычагами «семьёй» (особенно за таким её представителями как Александр Волошин и Михаил Касьянов), с которой Владимир Путин был (и остаётся) близок. Вполне понятно, что предъявляя справедливые претензии к НТВ за антигосударственную позицию по вопросу контртеррористической операции в Чечне, они использовали это в качестве прикрытия истинных мотивов атаки на телеканал.

НТВ начало подвергаться давлению летом 1999 года – до начала проведения контртеррористической операции в Чечне. Соответственно, группировка Бориса Березовского и Александра Волошина целенаправленно вела дело к полной зачистке информационного пространства, к устранению всех, кто сомневался в их «непогрешимости». Подобный пример мог послужить своеобразным «спусковым крючком» для власти. Ведь это могло правящему классу полностью развязать руки и приступить к продолжению давления на все журналистские круги, в той или иной степени выражающие несогласие с правительственным курсом и, соответственно, на тех, кто ставит на повестку дня актуальные для народа, но неудобные для «элиты» вопросы.  Разве не это вся страна наблюдала в 2004 году, когда было прекращено вещание телепередач, во время которых обсуждалось большинство животрепещущих и интересующих всю страну тем с участием широкого представительства разных политических партий, экспертных кругов, а также ставились под сомнения ряд действий исполнительной власти во внутренней политике (например, отказ от пересмотра итогов приватизации, экономическое положение России, проблемы армии, «монетизация льгот», реформа ЖКХ, коррупция,  и т.д.). Всё это свидетельствовало о фактическом нежелании «элиты» принимать к сведению потребности общества, прислушиваться к мнению народа.

Взялись не только за НТВ

Кроме того, в 1999-2000 гг.. органы федеральной исполнительной власти пытались оказать давление не только на НТВ, но и на телеканал ТВЦ, который (равно как и столичного градоначальника Ю.М. Лужкова) никоим образом невозможно было обвинить в поддержке чеченских сепаратистов. В частности, 14 декабря 1999 года и 17 января 2000 года Министерством печати РФ выносились предупреждения в отношение ТВЦ. Телеканалу выдвигались бездоказательные претензии, связанные то с мнимым «нарушением избирательного законодательства», то с «неуведомлением Минпечати об изменении юридического адреса» телеканала. После этого Министерство печати приняло решение о проведении 24 мая 2000 года конкурса на получение права вещания на третьем телевизионном канале. Многими всё это справедливо расценивалось как «продолжение предвыборных репрессий против «Отечества»», как произвол власти.

Как бы то ни было, в конечном итоге телеканалу ТВЦ удалось через суд добиться удовлетворения исков в адрес Министерства печати, а также сохранить своё право на вещание. Но дело было обусловлено не сменой «гнева на милость» со стороны верхов. Движение «Отечество», возглавляемое мэром Москвы Ю.М. Лужковым, в конечном итоге соединилось с проельцинским «Единством», сформировав современную «партию власти». Следовательно, основные московские СМИ стали частью официальных информационных кругов. Совершенно иная участь постигла коллектив НТВ, фактически разогнанного в апреле 2001 года.

Разоблачение НТВ махинаций «семьи», оппонирование гайдаровско-чубайсовским «реформаторам» и реакция Кремля

Что же на самом деле не устраивало ельцинскую «семью» и её ставленника Владимира Путина? По какой причине в реальности они крепко взялись за НТВ в 1999 – 2001 гг? Мы уже писали о том, как летом 1999 года правящие круги начали осуществлять расправу над данным телеканалом. События начали развиваться после выхода в эфир выпуска программы НТВ «Итоги» 30 мая 1999 года, во время которого Е.А. Киселёв рассказал телезрителям о том, что представляет собой ельцинское окружение, о многомиллиардных махинациях его представителей. На следующий же день в администрации президента прошла серия совещаний, во время которых рассматривался вопрос о выработке мер в отношении НТВ. Участники собраний высказывали разные предложения, вплоть до лишения телеканала лицензии (см. в 29-ом выпуске журнала «Коммерсантъ Власть» от 1999 года статью «Война в прямом эфире»). Впрочем, в мемуарах Б.Н. Ельцина содержатся обвинения в инспирировании «провокации», в организации «травли», в «грубом наезде» в адрес телеканала НТВ.  Ему явно было не по душе разоблачение ведущим телепрограммы «Итоги» Е.А. Киселёвым махинации представителей «семьи», обнародование материалов о выводе ими денег в зарубежные банки, об обладании близкими родственниками президента недвижимостью во Франции и в Италии. И это – в канун приближающихся парламентских и президентских выборов! Вполне понятно, что подобное положение вещей не устраивало олигархическую власть. Это первое.

Второе и, пожалуй, самое главное – НТВ, стоя в целом на либеральных позициях, всё же критиковал гайдаровско-чубайсовские «реформы». Конечно, телеканал не говорил о корне их разрушительной сущности, всё сводил не к доктрине «вашингтонского консенсуса», а к «излишни радикальным и поспешным методам» её реализации. Тем не менее, они всё же так или иначе вскрывали несостоятельность политики, проводившейся с 1991 года. Однако провластные либералы восприняли это в качестве нечто криминального и даже пытались НТВшников представить едва ли не «левыми». Например, в 2011 году А.Р. Кох писал, будто представители команды Евгения Киселёва мешали «вместе с коммунистами» строить в России «рыночную экономику» (!), «долбали… и правительство, и страну», «додолбали до дефолта и Примакова». 

А в опубликованной в июне 2004 года в газете «Известия» материале писали, что бывшего ведущего телепрограммы «Намедни» уволили за то, что он якобы «делал коммунистическое телевидение,… продолжающее традиции Гусинского». Телевидение, «рассказывающее о том, что мы живём в… беспросветной, абсолютно классовой стране». И тем самым телеведущий «как бы отвечал на ожидания всех тех, кто считает, что реформы породили ужасную жизнь», делая то, что осуществляли НТВшники «между 96-м и 98-м годами, когда они невероятно атаковали все виды модернизации в России – то, что делали Гайдар, Чубайс и так далее».

Очень знакомая картина. Для последователей дикого компрадорского капитализма даже их идеологические собратья, не отвергающую соответствующую политику, но настаивающие на «умеренности» и «аккуратности» при её проведении, моментально записываются в «последователей коммунистической реставрации», объявляются «преградой на пути рыночных преобразований». Подобным образом поступили в 1993 году с Верховным советом РФ, а затем – с телеканалом НТВ.

Реванш «семьи» и её ставленника

Следовательно, разоблачение журналистами НТВ махинаций представителей ельцинской «семьи» и оппонирование радикализму «реформаторов» гайдаровско-чубайсовского толка действовало на нервы власти. Ельцинская команда полностью скомпрометировала себя в глазах народа России. Августовский кризис 1998 года, общие масштабные социально-экономические, территориальные и геополитическое потери нашей страны после 1990 года, вскрытие фактов о махинациях олигархов и президентских сподвижников на фоне роста авторитета доказавших способность стабилизировать ситуацию правительства Е.М. Примакова и Ю.Д. Маслюкова, а также мэра Москвы Ю.М. Лужкова, — всё это предопределяло политическое поражение «семьи» и её преемника на выборах 1999 – 2000 гг. Они осознавали, что дальнейшее существование лишившегося контрольных полномочий, но самостоятельного парламента, независимого правосудия и относительно независимых телеканалов (даже стоящих на близких им позициях) будет означать непременный их уход с политической сцены. Поэтому после отставки кабинета министров Евгения Примакова и Юрия Маслюкова, а также Генерального прокурора Юрия Скуратова верхи усилили цементирование политического пространства. Усиление давления на ведущие оппозиционные партии (на КПРФ и на «Отечество»), усиление политического контроля над СМИ полностью укладывалось в русло политики соответствующей группировки.

При сложившихся обстоятельствах не мог избежать собственной участи и телеканал НТВ. Сперва было уделено внимание осуществлению морально-психологической подготовки населения к последующей ликвидации телеканала. Вот как описывает всё это советник руководителей правительства РФ в 1991 -1999 гг. В.А. Воронцов: «…немедленно началось показательное «Давление» на НТВ, формальное и экономическое руководство которого продолжало по наивность считать себя, как и прежде, независимым телевизионным каналом. Для начала НТВ вынудили за долги по кредитам, предоставленным ему два года назад Газпромом, по прямому указанию Б.Н. Ельцина «отдать» большой пакет акций. После чего их у Газпрома стало уже 49%. То есть оставалось сделать всего лишь ещё один шажочек, чтобы канал стал послушным и покладистым, что было крайне необходимо для реализации планов, которые Администрация Президента уже разработала на предвыборный период. Пример же НТВ должен был в принципе помочь и всем остальным телевещателям серьёзно задуматься над своим будущим и потому стать более лояльными к исполнительной власти».

Валерий Воронцов отмечает, что с целью нейтрализации пропагандистских возможностей СМИ, не занимавших сторону ельцинского окружения, кремлевскими политтехнологами был разработан «специальный хитроумный план, суть которого сводилась к тому, чтобы, используя форму «имущественного спора хозяйствующих субъектов», заставить руководство НТВ отказаться от поддержки тех, кто осмеливался встать на пути «Семьи»». Обозначенной цели можно было достичь в сжатые сроки с помощью изменения «в пользу администрации президента… соотношения голосов в Совете директоров акционерного общества, каким и являлся холдинг НТВ». Но добиться этого было нетрудно, поскольку «в финансовом плане НТВ был весьма зависим от Газпрома». В связи с этим президентской администрацией был намечен следующий план действий: «потребовать от НТВ немедленно вернуть кредит или предоставить «государству» большее число мест в Совете директоров. А взяв Совет директоров под свой контроль, затем поставить руководство канала перед выбором: «либо вы прекращаете поддержку Примакова и Лужкова, либо…».

Ну а дальше последовали известные события – публикация в СМИ информации о предбанкротном состоянии НТВ, обыски и санкции в отношении подконтрольных «Медиа-мосту» структур, исковые претензии к холдингу со стороны Внешэкономбанка и «Газпрома», принятие судебных решений о переходе телеканала под контроль газового концерна, операция по «захвату» имущества НТВ и т.д. Начали всё это Борис Березовский, Александр Волошин и Борис Ельцин, завершил Владимир Путин. Одно то, что телеканал намеревались передать «Газпрому», явно свидетельствовало о полной монополизации властью капитала телевидения. После того, как в 2004 году был закрыт ряд передач на этом канале, стало ясно, что правящий класс просто не желает широкого обсуждения тем, волнующих россиян, но вызывающих неудобные вопросы в отношении «элиты». Тем самым верхи дали понять, что проблемы страны и народа их никоим образом не интересуют. Лишь бы информационные ресурсы воспевали несуществующие «достижения» политики буржуазной власти. Надо иметь в виду, что не только либеральные, но и национально-патриотические СМИ подвергались давлению. Закрытие в начале 2000-х годов выходящей на ТВЦ телепрограммы «Русский дом», конечно же, свидетельствовало о намерении верхов бросить перчатку всему народу.


Неслучайно даже часть тех, кто впоследствии стал одним из основных пропагандистов действующего буржуазного режима, в то время настороженно воспринимал происходящее. Доказательство — в прикреплённом ниже видеоролике

Монополизация информационно-политического пространства – осознанный шаг власти капитала

В результате определённая часть влиятельных политических кругов  продолжала создавать преференции «партии власти», одновременно создавая трудности остальным и во время выборов, и при решении вопроса о распределении телевизионного эфира между проправительственными и оппозиционными силами. Подчас дело доходило до воспрепятствования проведению митингов определённым партиям и движениям.  В результате те, кто не относится к провластным политическим силам, остаётся незамеченным избирателями. И после этого некоторые заявляют, будто оппозиция маргинализирована!

Более того, правящий класс сам делает всё, чтобы так и было. Например, Владислав Сурков в докладе на прошедшем 17 мая 2005 года  заседании «Деловой России» признал, что расценивает информационную блокаду оппозиции в качестве нормального явления: «…Когда мне говорят про телевидение: вот мы политиков не показываем, я не представляю себе американское телевидение, на котором с утра до ночи болтает политик, у которого 2% рейтинг. Этого не будет никогда, потому что это нонсенс! Когда мне говорят, что у него рейтинги такие, потому что вы его не показываете, слушайте, у нас в своё время Явлинского, Зюганова показывали, и у них всё  равно было столько, сколько было». Последняя фраза представляет попытку выдать желаемое за действительное. Напротив, пока российское политическое пространство не было полностью цементировано, упомянутые В.Ю. Сурковым деятели, получая в ограниченной, но в определённой степени доступ к телеэфиру, всё же располагали возможностью повлиять на настроения народа, рассказав о позициях возглавляемых ими партиях по ключевым вопросам. В результате на парламентских выборах им удавалось набрать приличное число голосов. Например, КПРФ в 1995 и в 1999 гг.. получила 22,3% и 24,29% голосов избирателей. А в 2007 году, после установления полного контроля власти над СМИ и кратного усиления неравного освящения журналистами деятельности политических партий, оппозиционные силы получили на порядок меньше голосов. Создавалось впечатление, что определённые представители власти целенаправленно стремились не допустить усиления влияния партий, представляющих собой альтернативу «единороссам». Однако процитированные нами выше фрагменты речи Владислава Суркова свидетельствовали о стремлении ему подобных лиц к соответствующему результату.

«Единороссы» закладывают мину замедленного действия под Российское государство

Монополизацию политического пространства «партией власти» высокопоставленные государственные деятели устами В.Ю. Суркова (и не только) оправдывали необходимостью укрепления политической стабильности, созданием сильного государства и т.д. Прежде всего, следует отметить, что устойчивость любой власти, любой политической системы зиждется, главным образом, на высоком уровне доверия народа к правящим кругам, на стабильной и динамично развивающейся экономике, на неуклонном повышении благосостояния граждан. Соответственно, первоочередным шагом в решении задачи укрепления российской государственности должны быть действия по воссозданию производственного потенциала, по искоренению бедности населения и социального расслоения, по очищению страны от засилья криминала и коррупции. И тогда жители нашей страны, увидев, что власть действует в их интересах, реально обустраивает Россию, будут активно её поддерживать. Соответственно, угроза дестабилизации политической обстановки сойдёт на нет. Другое дело, что все перечисленные проблемы могут быть решены на основе разработке модели развития, альтернативной неолиберально-олигархической. Нужно проводить политику с учётом интересов всех социальных слоёв населения, всех отраслей национальной экономики и регионов. Таким образом, особенность стоящих в настоящее время перед нашей страной задач предопределяет целесообразность формирования коалиционного правительства с участие профессионалов из разных политических партий, представителей всех здравых сил. Более того, на сегодняшний день имеется позитивный опыт использования упомянутого механизма управления страной. Восемь месяцев созидательной работы коалиционного правительства народного доверия Евгения Примакова, Юрия Маслюкова и Виктора Геращенко доказали возможность консолидации нации и достижения стабильности на основе взвешенного проведения подлинно патриотической и современной политики в интересах большинства народа.

Попытка монополизации политического пространства в интересах одной партии по сути равносильна стремлению навязать народу определённую линию. Но если действия властей пользуются широкой поддержкой россиян, то необходимость продавливания политических установок теряет смысл. В этой связи создавалось впечатление, что правящие круги готовятся реализовать меры, способные вызвать неприятие со стороны широких слоёв населения. О чём идёт речь? «Единая Россия» в своих официальных декларациях многократно позиционировала себя в качестве консервативной и правоцентристской партии. Однако соответствующие формулировки носили растяжимые определения. Прежде всего, многие искали ответ на вопрос о том, что конкретно «партия власти» подразумевала под консерватизмом? Если они ставили вопрос о сохранении и сбережении всего позитивного, что было в дореволюционный период и при Советской власти, то это можно было бы только приветствовать. Поддержку заслуживало бы и непринятие крайних мер, за реализацию которых пришлось бы заплатить разрушением государства и обнищанием народа. Но в то же время принципы консерватизма включают в себя иные принципы.

Не мешало бы вспомнить, что во всём мире представители данного течения регулярно противопоставляют себя социалистам, отдают предпочтение доминированию частной собственности и рыночных отношений. Например, «консерваторами» были деятели, подобные Маргарет Тэтчер и Рональду Рейгану. Собственно говоря, приверженность «единороссов» принципам правоцентризма не могло не вызывать множество вопросов. Как правило, подобные политические группировки делают упор на использование неолиберальных подходов к решению социально-экономических проблем. Но ведь попытка их воплотить в жизнь в России завершилась провальным результатом. Вполне понятно, что придать «второе дыхание» «рыночным реформам» можно только через усиление методов управления страной, не свойственных принципам народовластия. И таким образом обеспечить ускоренное проведение в жизнь «непопулярных», но якобы «необходимых» решений, подобных будь то «монетизации льгот», будь то коммерциализации ЖКХ, будь то введению свободной купли-продажи лесов и земель сельскохозяйственного назначения. Однако следование постулатам экономического неолиберализма неспособно вывести Россию на путь устойчивого социально-экономического развития, укрепить основы национального суверенитета и позиции на международной арене.

Дмитрий Лавров, кандидат исторических наук

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.