Говорят, что самый честный диалог – беседа с самим собой. Господин Сурков, разродившийся намедни очередной статьёй, опубликованной на сайте Эха Москвы, хотя и оставил большинство своих прежних высоких постов, вне всяких сомнений не отделяет себя от власти. Как содержание, так и стиль, подача материала, вполне очевидно указывает на адресата: это ни в коем случае не широкие массы рядовых граждан, а административно-политическая элита современной России. Для публицистики Владислава Юрьевича характерна претензия на интеллектуализм и даже определённую философичность. Тем не менее, в центре пространного текста находится довольно таки конкретная проблема: нарастание хаоса в рамках существующей системы управления (и, хотя сам автор не делает на этом акцента, распределения благ).

Весьма характерно, что господин Сурков изящно, стоит отдать ему здесь должное, уходит от вопроса о причинах данного явления. Первые абзацы его статьи – образчик изощрённого софизма, при помощи которого происходит подмена понятий. Опираясь на примеры из формальной логики и теоретической физики, Владислав Юрьевич доказывает – ничто не вечно под луной, всякая структура, искусственная, или же естественная, обречена со временем прекратить своё существование, распасться на элементарные составляющие. Что же, отлично, хотя и, мягко скажем, не ново. Но одинаковый итоговый результат, особенно если мы смотрим на вещи предельно обобщённо, может вызываться совершенно разными движущими силами. Каковы же они применительно к Российской Федерации? Ответа у Суркова мы не найдём. Зато отыщем нечто иное – весьма смелое, надо сказать, утверждение, которое имеет смысл процитировать и разобрать детально:

«..Да, государство, как его ни назови (аппаратом насилия или общественным договором, любезным отечеством или сворой бюрократов), прежде всего, является инструментом снижения социальной энтропии. При этом второй закон термодинамики никто не отменял — и любое государство рано или поздно изнашивается и гибнет в борьбе с «многомятежными хотениями» собственных граждан. Впрочем, какое-то и часто довольно длительное время государство может быть эффективным».

Отсюда и далее, причём подспудно, в статье проводится мысль, будто государство и общество суть нечто отдельное, каждое из них – самостоятельная «вещь в себе». Между тем это просто неверно. Как минимум потому, что система, помимо институтов и права, состоит также из кадров, то есть живых людей, неотъемлемо принадлежащих социуму. Причём распределённых в нём не произвольным образом, не хаотично, волей случая или высших сил рекрутированных во власть, а представляющих вполне конкретные страты. В этом смысле государство никогда не было беспристрастным арбитром, регулирующим «многомятежные хотения» граждан. Для которых, стоит добавить, есть куда более точное и конкретное название. Это классовая борьба! Ибо речь идёт не о чьих-то индивидуальных желаниях или потребностях, но, опять таки, о группах, достаточно сильных, чтобы своими соединёнными движениями выводить систему из равновесия. Так вот, повторим ещё раз самое важное: государство никогда на протяжении истории человечества не было равноудалённым справедливым судией, но ставило интересы одной конкретной страты (класса, а прежде – сословия), выше остальных. Мало того, оно выстраивалось именно с этой целью.

Перефразируя Ленина, Владислав Юрьевич пытается оставить нас глупенькими жертвами обмана, поскольку начисто игнорирует вопрос о выгодополучателях существующего режима. К примеру, Сурков безапелляциаонно постулирует: « Двадцать лет стабильности, которых не хватило Столыпину, теперь у нас есть. И еще будут. Вертикаль, порядок и скрепы гарантированы. Эти годы, точно, когда-нибудь станут вспоминать как золотой век». Подозреваю, огромное количество людей в нашей стране не согласится с определением путинской эры в качестве «золотого века». Да и стабильность тоже весьма относительное понятие. Если взять, допустим, цены продуктов из стандартной потребительской корзины, то они постоянством уж точно не отличаются. В не столь давнем прошлом сменилась такая важная для миллионов граждан общественная константа, как срок выхода на пенсию. Отсюда следующее передёргивание: для тех представителей отечественного социума, кому удалось занять привилегированное положение, обеспечить себе высокий уровень дохода и массу как писанных, так и неформальных прав, стабильность действительно исключительно важна. Для всех остальных она отнюдь не обладает самостоятельной ценностью. Это пропаганда, телевизионный и иной официоз пытаются убедить в этом население, запугивая его, подпитывая общую тревожность. Только ведутся далеко не все. Многим уже банально и в полном соответствии с определением классиков терять нечего, кроме собственных цепей.

Между прочим, раз уж господин Сурков у нас любит такого сорта параллели и образность, всякая стабильность по определению есть в большей или меньшей степени миф. Полностью стабильна лишь замершая, неподвижная система – но это как раз и есть торжество энтропии. Тепловая смерть вселенной видится учёным именно таким образом: как прекращение взаимодействия частиц между собой. Действенная стратегия, в природе или обществе —  изменчивость и развитие. Как говаривала Чёрная королева в «Алисе в зазеркалье», даже для того, чтобы оставаться на месте, нужно двигаться вперёд. И была совершенно права.

Но продолжим, благо Владислав Юрьевич переходит от общих понятий к политтехнологическим задачам. Он ищет потенциальные источники «хаоса», а проще говоря – дестабилизации. Отмечает, что интернет, некогда видевшийся таковым в первую очередь, во многом утратил своё значение и вообще флёр особого пространства свободы. Он разрегулирован и всё более прозрачен для разных форм контроля. В том числе, конечно, государственного. А далее господин Сурков, человек всё-таки проницательный, особенно на фоне многих других представителей элиты, отмечает весьма характерную примету времени – лавинообразно нарастающее недоверие общенародного большинства по отношению к государственной машине. Сам Владислав Юрьевич пишет об этом несколько витиевато: «…хаос уходит в слепые зоны общественной жизни. Он стимулирует стихийное распространение неафишируемых коллективных практик, направленных не против мейнстрима, а параллельно ему. Люди не хотят быть против. Люди хотят быть параллельно, не пересекаясь с системой без крайней нужды. Массовая дисполитизация населения оставляет истэблишмент наедине с самим собой».

Так или иначе, какими словами явление ни раскрывай, факт остаётся фактом. Собственно, автор этих строк тоже неоднократно указывал на него, прежде всего в статьях по коронавирусной проблематике. И писал там, между прочим, что при несколько более развитом классовом сознании, более широкой и прочной солидарности трудящихся, мы оказались бы на пороге революционной ситуации. Потому что власть в своём взаимодействии с основной частью общества сжалась до одного только аппарата принуждения (читаем в анализируемом материале: «Господствующий дискурс утрачивает убедительность и все чаще нуждается в силовой поддержке»), приобрела отчётливые признаки тирании. Причём не в силу собственного волевого решения изменить правила игры, но по причине фактического бойкота снизу. А на штыках сидеть нельзя – нужно положительное подкрепление. Необходима хотя бы иллюзия того, что система работает ради общего блага, что есть какие-то социальные лифты, что, играя с государством, можно нечто приобрести, а не только лишь потерять.

Сурков, чувствуя нерв проблемы, предлагает, однако, сугубо политтехнологические решения – покусится на основы, на механизм распределения доходов, их пропорцию, он и не хочет, и не смеет. Хотя именно это было бы, без сомнений, самым эффективным ходом для абстрактного государства, заинтересованного лишь в своём укреплении. Но не для класса капитала, реально пользующегося им, как своим орудием. Стратификация общества, то и дело вспыхивающее недовольство значимой его части против системы для Владислава Юрьевича – это данность.

Что же предлагает Сурков, некогда выработавший на заре путинизма конструкты, вроде «суверенной демократии»? На самом деле не так много нового. В первую очередь Владислав Юрьевич убеждён в том, что система по-прежнему сохраняет значительный запас прочности – «Прямой угрозы для установленного порядка перешедший в режим молчания и параллельной общественности беспорядок не представляет». С моей точки зрения это верно и неверно одновременно. Да, система достаточно сильна, чтобы не рухнуть вдруг сама собой. Вероятно, на текущем этапе она также сумеет дать при необходимости достаточно серьёзный и жесткий отпор поползновениям оппозиции. Но вот способность адекватно и успешно отвечать на более масштабные и разносторонние вызовы стремительно утрачивается. Всё тот же ковид тому примером. Недоверие масс мешает государству полноценно исполнять свои функции. В свою очередь такая вот беспомощность ведёт к накоплению критических ошибок – и усугублению недовольства. Правительство по большому счёту сорвало вакцинацию из-за недоверия граждан, а провал прививочной кампании в сочетании с широко применяемыми методами голого принуждения (а других нет, либо они работают через пень-колоду) – QR-кодов, штрафов, увольнений, заставляет народ относиться к сигналам сверху с ещё большим скепсисом. Замкнутый круг. Сурков уповает на эффективность следующего препарата: «Применение экстрактов исторической памяти, просроченной морали, административно-духовных ценностей и других тяжелых социальных консервантов в неограниченных дозах обеспечивает сохранение желанной стабильности».

Мы ещё вернёмся к тому поистине чудесному цинизму, с которым выражается Владислав Юрьевич. Пока же поставим под сомнение действенность вышеуказанного декокта как таковую. Если остаётся прежним состав, значит должна измениться доза – иначе «недуг» продолжит прогрессировать. Вот только переварит ли народ утроенную порцию информационно-пропагандистской микстуры, непрерывное втирание официозных порошков? Бестолковые доктора слишком часто использовали одно и то же средство, щедрою рукой сыпали его из-за каждой мелочи. Теперь – всё. Выработалась резистентность. Кто поверит десятому призыву сплотиться? Пятнадцатому – затянуть пояса? И не забудем про исполнителей. Государство собрано из людей, олицетворяющих его на местах. Отрицательная селекция даёт такие кадры, которые превращают в фарс любые идущие с вершин кремлёвских башен сигналы. Господин Сурков может считать себя и ещё пару тройку бывших и действующих АПтекарей Моцартами от политадминистрирования. Но, не меняя системных основ, они должны быть готовы к тому, что в городах и сёлах страны их будет «перепевать Рабинович». Про которого, к тому же, людям всё прекрасно известно. И, пусть глубоко солидарные с ценностным посылом патриотизма, державности, духовности и так далее, они станут не их, а условного Ваську-вора, да Петьку-растратчика ассоциировать с системой. Вертикаль-с, господа. Сами выстроили. Общая ответственность.

Вместе с тем предлагает Владислав Юрьевич и кое-что свеженькое. Ну или как – относительно, разумеется. Механизм уже обкатывался, но вот теперь предлагается Сурковым в качестве важного приводного ремня государственной машины на постоянной основе. Вот, собственно, сущностное содержание статьи бывшего помощника президента РФ. «Социальная энтропия очень токсична. Работать с ней в наших домашних условиях не рекомендуется. Ее нужно выносить куда-нибудь подальше. Экспортировать для утилизации на чужой территории». Далее следует много текста про Древний Рим, Соединённые Штаты, Китай. И вот здесь сразу нужно провести максимально чёткую грань между сущностью и имитацией. Сама по себе экспансия – экономическая, военная, идейная, культурная есть неотъемлемая черта имперских проектов на протяжении веков. И она действительно способна подчас – преимущественно за счёт закабаления и эксплуатации других народов, о чём ни в коем случае не следует забывать, обеспечить объективный рост производительных сил, уровня потребления, развития в самом общем смысле этого слова. Только Сурков говорит о принципиально ином. Не о действительной борьбе за место под солнцем, которая непременно привлекла, вобрала бы в себя пенсионариев, но также и потребовала бы перестройки системы – ведь чтобы бороться и побеждать надо быть крепче и эффективнее других, а о её политтехнологической эмитации. Где поверившие обречены погибнуть.

И тут поневоле вспоминается Украина 2014 года, проект Новороссия, добровольцы – а также курирующий направление Незалежной в отечественной внешней политике Владислав Юрьевич. Сам подтвердивший ныне старые догадки, доказавший теории планомерного, точно рассчитанного «слива». Наших патриотов, неравнодушных храбрецов, способных однажды стать угрозой системе здесь, внутри России, подстегнули к действию, поддержали словом, отчасти даже делом. Но не ради победы, а для спланированной гибели. Утилизации! А теперь господин Сурков на правах успешного экспериментатора, предлагает адаптировать своё метод для решения текущих задач.

Не стану скрывать – я ненавижу этого человека. За худший из всех предательский грех. За возведение подлости в дискурс науки. За то, что он, обладая живым умом, не считает нужным скрывать своего презрения к народу. Отступим вновь назад. «Просроченная мораль», коей предлагает пичкать плебс, «административно-духовные ценности». Так не позволял себе говорить и доктор Геббельс. Людям отказано в праве на всякую субъектность – они лишь предмет манипуляций упивающегося самим собой политического жонглёра. Вы не найдёте в сурковской статье не только слова «выборы», но и просто «выбор». Непрошенные лекари социальных язв готовы смазывать лишь те из них, которые мешают трудящимся дальше нести ярмо! И когда в самом конце Сурков вещает о будущем собирании вокруг России земель-пространств, то даже здесь надо всем этим не ощущается народа, единственно способного превратить территорию в страну. Это закормленная «социальными консервантами» нация станет бороться за сферы влияния, за передел мира?

Нам, людям, которые есть — чувствуют, мыслят, живут, которые не хотят быть скотом, бессловесным объектом в руках чужой воли, следует сделать один твёрдый вывод из всего вышеизложенного: так держать! Курс верный – ставим все паруса! Наиболее тонкие из представителей правящей элиты уже почувствовали риски разворачивающегося социального бойкота. Никакого доверия режиму! Никакого сотрудничества с ним! Единство, солидарность, своя, самостоятельная, не казённая активность – вот предпосылки, которые принесут нам всем победу и свободу. Не сегодня, не завтра, но зато неминуемо.

Иван Мизеров

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.